Библейские мотивы в творчестве М.Ю. Лермонтова

Дипломная работа - Литература

Другие дипломы по предмету Литература

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ание толпы и разговаривать с "высшей силой" на равных, отстаивая свою личную исключительность и достоинство.

На Бога при случае возлагает Лермонтов ответственность за несовершенства миропорядка и надломы в собственной жизни.

Бог представляется ему по-библейски "всесильным"- это тот, кто может, но не хочет ответить благославляющим "да" на бурные притязания поэта, хотя в иных случаях это всемогущество промыслителя для Лермонтова как бы ограничено соприсутствием демонического мирового начала.

Короче всего "кредо" Лермонтова выражено в юношеской драме "Испанцы" [1,IV,21]: “...верь, что есть на небе бог - и только! Я сам не верю больше этого!” И действительно поэт постоянно сомневается в прочих существенных принципах библейской веры. Так, в той же драме "Испанцы" можно увидеть сомнение автора в благости провидения:

"Бог знал заране всё: зачем же он не удержал судьбы?..

Он не хотел!" [1,IV,97].

В словах Демона: "Ждет правый суд: простить он может, хоть осудит" [1,III,474], - чувствуется сомнение в милосердии божием. Но в своем отношении к божьему суду Лермонтов в разных своих произведениях противоречит сам себе. В стихотворении "Смерть поэта" [1,II,17] он твердо уверен в честности и справедливости божьего суда:

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет;

Он не доступен звону злата,

И мысли и дела он знает наперед.

Противоречит поэт и в вере в загробную жизнь. Так, строки из стихотворения "Не смейся над моей пророческой тоскою" [1,II,30]:

Но я без страха жду довременный конец.

Давно пора мне мир увидеть новый, -

дают право полагать, что Лермонтов уверен в загробном существовании. А вот другие произведения говорят об обратном. Лермонтов сомневается в загробной жизни и в стихотворении "Слова разлуки повторяя":

Слова разлуки повторяя,

Полна надежд душа твоя;

Ты говоришь: есть жизнь другая,

И смело веришь ей ... но я ?..

Оставь страдальца!- будь покойна:

Где б ни был этот мир святой,

Двух жизней сердцем ты достойна!

А мне довольно и одной.

Тому ль пускаться в бесконечность,

Кого измучил краткий путь?

Меня раздавит эта вечность,

И страшно мне не отдохнуть!

Я схоронил навек былое,

И нет о будущем забот,

Земля взяла своё земное,

Она назад не отдает!.. [1,I,371]

и в финале драмы "Menschen und Leidenschafen" ("Люди и страсти"):

Юрий:Мы никогда, никогда не увидимся.

Любовь:Если не здесь, то на том свете...

Юрий:Друг мой! нет другого света... есть хаос...он поглощает

племена... и мы в нём исчезнем... мы никогда не увидимся...

разные дороги... нет рая - нет ада... люди брошенные бесприютные созданья [1,IV,181].

Говоря обо всем этом, Лермонтов прибегает то к яростным сарказмам, то впадает в тон усталой иронии. И все же, какова бы ни была дерзость его сомневающейся и отрицающей мысли, ценностный мир поэта в значительной степени организован вокруг остро прочувствованной библейской символики с её антитезами райского сада и адской бездны, блаженства и проклятия, невинности и грехопадения.

Тексты Лермонтова обнаруживают следы внимательного чтения библейских книг обоих заветов. Ветхий Завет - это так называемая Иудейская Библия, написанная на древнееврейском языке и включающая описание зарождения и развития жизни на земле до рождения Иисуса Христа. Новый завет - это собственно христианская часть Библии.

Среди черновых заметок, сделанных на заре поэтической деятельности, лермонтоведы нашли такую: "Демон". Сюжет. Во время пленения евреев в Вавилоне ( из Библии). Еврейка. Отец слепой. Он в первый раз видит её спящую. Потом она поет отцу про старину и про близость ангела - как прежде. Еврей возвращается на родину. Её могила остается на чужбине" [1,V,348].

Лермонтов нередко употребляет библейские собственные имена:

  • Аарон:"служитель Аарона" [1,III,55]

"премудрый пастырь Аарон" [1,II,20]

  • Авраам:"Нет, Аврааму было легче самому

на Исаака нож поднять, чем мне [1,IV,118].

  • Адам:"внук Евы иль Адама" [1,III,365]

"она не одному Адамову внуку вскружила голову" [1,IV,185]

  • Ева:"Евы дочь" [1,III,395]
  • Израиль:"плачь, плачь Израиля народ" [1,I,145]

О, Израиль,

Израиль!.. ты скитаться должен в мире,

тебя преследуют стихи даже [1,IV,68]

  • Иуда:Отовсюду

Гоняли наглого Иуду [1,III,57]

Пришло Иуде наказанье [1,III,57]

Иуда! мыслит мой улан [1,V,189]

"За тридцать серебрянников продал

Иуда Христа..." [1,IV,151]

"Поцелуй Иуды" [1,V,51]

  • Каин:"один, всегда один, отверженный, как Каин, Бог знает, за чьё

преступленье" [1,V,104]

  • Моисей:Отец мой сказал, что закон Моисея

Любить запрещает тебя [1,I,385]

"закон Моисея не существовал прежде земли"[1,III,145]

  • Павел:"послание апостола Павла" [1,V,49]
  • Соломон:Когда бы Тирзу видел Соломон,

То верно б свой престол украсил ею,

У ног ея и царство, и закон,

И славу позабыл бы... [1,III,376]

"Я говорил о царе Соломоне, который воспевал умеренность

и советовал поститься, а сам был не из последних скоромников [1,III,150].

Это конечно же не полный список, а только лишь некоторые яркие примеры из него. В произведениях поэта можно найти ещё много библейских имен: Исаак, Саул и другие.

Характерно также употребление географических названий.

  • Иерусалим (Ерусалим, Солим):

"ветвь Ерусалима" [1,II,18]

"Клянусь Ерусалимом" [1,IV,24]

Солима бедные сыны. [1,II,18]

"Пророк рождён в Ерусалиме" [1,IV,75]

Плачь, Израиль! о, плачь! - твой Солим опустел!.. [1,IV64]

  • Иордан:У вод ли чистых Иордана [1,II,18]
  • Ливан: На гордых высотах Ливана [1,III,150]

Ещё у ног Ливана тишина.

Ночной ли ветер в горах Ливана

Тебя сердито колыхал? [1,II,18]

  • Мертвое море: "воспоминанья? да, но какие? горькие, обманчивые,

подобно плодам, растущим на берегах Мертвого моря, которые

блистая румяной корою, таят под нею пепел, сухой, горячий

пепел!" [1,V,321]

  • Палестина: "Ветка Палестины" [1,II,18]

"на холмах Палестины" [1,III,193]

  • Сион:Не раз в Сион они ходили [1,I,79].

Библия внушила поэту то гуманное отношение к евреям, которому он был верен всю жизнь и которое нашло отражение в его произведениях: "Плачь, плачь, Израиля народ!", трагедия "Испанцы" , "Ветка Палестины".

В "Вадиме" поэт говорит о душах, которые “подобно выкрашенным гробам притчи”. Наружность их - блеск очаровательный, внутри - смерть и прах". Это из Евангелия. Матфей, 23.27. В "Княгине Лиговской" и в "Герое нашего времени" точно таким же образом брошены иронические блики на описания светского быта: души, старых кокеток "подобны выкрашенным гробам притчи" [1,V,109].

В "Герое нашего времени": "В тот день немые возопиют, и слепые прозрят" [1,V,231]. Быть может, это из Исайи, где есть такие слова: "Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих услышат; Тогда хромой будет прыгать, как олень, и язык немого будет петь"(Исайя, 35.6).

Но у Лермонтова сравнительно немногочисленны цитаты или аллюзии, которыми автор пользуется просто как поговорками. В большинстве же случаев Лермонтов глубоко проникает в дух названных источников и напряженно переосмысливает те или иные эпизоды.

Интерес поэта к миру Ветхого Завета роднит его с Байроном (Л. Гроссман). Существует и другая точка зрения. В.Т. Олейник считает, что "по всей вероятности, Лермонтов прочитал английскую дилогию Мильтона о рае не позднее 1828 г. И так называемый "библейский пласт" в поэзии Лермонтова, начиная с 1829г., представляет собой не столько художественную обработку общехристианских мотивов и образов, отражающую знакомство юного поэта с текстом священного Писания и с литературной традицией русского православия, сколько интерпретацию тем и художественных деталей, восходящих к "библейским поэмам" Мильтона"[74,299]. Такое мнение весьма спорно, но оно существует, и его надо принимать во внимание. Несерьезно, конечно, полагать, что "Потерянный и возвращенный рай" произвел на Лермонтова такое впечатление, что тот потом всю творческую жизнь только и делал, что занимался переложением и интерпретацией художественных тем и образов из этой поэмы. "Библейский вопрос" Лермонтова куда шире и сложнее. За ним стоит жизненно-поэтическое мышление поэ