Библейские мотивы в творчестве М.Ю. Лермонтова

Дипломная работа - Литература

Другие дипломы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



от "чудный пламень, всесожигающий костер" не что иное, как огонь Асмодея, от которого безудержно разгораются страсти, распаляется поистине "страшная жажда песнопенья".

Бог для Лермонтова - абсолютная реальность. Но отношение к нему трудно однозначно определить, точнее сказать, невозможно, так как в разных контекстах оно проявляется и воспринимается по-разному. Одержимость поэзией уводит его далеко от путей Божиих, затворяет его слух для глагола Господня, совращает ум, омрачает взор. Он сам осознает это как недолжное, гибельное в себе и молит Всесильного не обвинять и не карать его за то. Он понимает всю степень вины своей перед Ним - отсюда страх предстать перед Его Очами:

К тебе ж проникнуть я боюсь.

Мучимый избытком своей свободы ("мир земной мне тесен"), мучимый соблазном "грешных песен", он оставляет на волю Божию разрешение этой драмы, твердо, однако уверенный, что лучший исход из неё - “тесный путь спасенья”. И нет в этом стихотворении-молитве ноток роптания, протеста, самооправдания, а есть вера, пусть скрытая, но вера.

Очень, очень трудно понять такого непонятного, противоречивого поэта, как Лермонтов. Трудно определить, какой именно смысл вкладывал он в то или иное свое произведение. Человеческая душа - потемки (в хорошем смысле этого слова). Вот поэтому и воспринимают читатели неоднозначно одни и те же строчки из поэтических произведений Лермонтова.

В 1837 году Лермонтов снова называет свое стихотворение "Молитвой" ( "Я, Матерь Божия, ныне с молитвою..."). Навеки задышала она в русском стихе.

С.Н. Дурылин в своей статье "Судьба Лермонтова", написанной им в 1914 году [30], ещё раз вскрывает противоположность Пушкина и Лермонтова на примерах их молитвенных стихотворений.

Величавая славянская молитва А.С Пушкина "Отцы пустынники" - не молитва вовсе: переложение молитвословия, рассказ о молитве, читаемой постом. Пушкин любит передавать молитвы, рассказывать, что читают на молитве. Мальчик в "Борисе Годунове" читает молитву за царя, опять великолепную, подлинно церковно-славянскую, православную молитву, а слушают её лукавые бояре с хитрым Шуйским, и если молятся, то сердцем просят обратного, чем устами. Пушкин, может - и никто другой так не может!-

передать о том, как молится правоверный о гибели гяуров ( "Стамбул гяуры нынче славят..."), как араб хвалит всесоздавшего Аллу, он передаст религиозную муку сурового пуританина ("Странник"), он расскажет просто и прекрасно о любезной ему картине, висящей перед ним - о лике Мадонны, он с негодованием сравнит николаевских солдат, охраняющих "Распятие" Брюллова с мироносицами, охранявшими Распятие Господне - он рассказывает, передает, описывает, читает молитвы. Есть молитвословия, христианские, магометанские, есть слова “молитв”, но нет молитвы.

Обратное - Лермонтов. Есть молитва - и нет молитвословий. По обращению есть только одна молитва "Я, Матерь Божия", не похожая ни на одну молитву ни в одном молитвеннике; по устремлению, по сокровенному порыву, по радости или муке, все стихи- молитва.

Лермонтов ввел стихотворение в текст письма М.А. Лопухиной от 15.02.1838 г под названием Молитва странника": "В завершение моего письма я посылаю вам стихотворение, которое я нашел случайно в ворохе своих путевых бумаг и которое мне в какой-то степени понравилось, потому что я его забыл - но это вовсе ничего не доказывает" [1,V,363].

Стихотворение строится как монолог лирического героя - мольба о счастье любимой женщины, о её душе (вероятно, что в "Молитве" речь идет о В.А. Лопухиной). В ходе монолога вырисовываются три образа:

- Божьей Матери;

- лирического героя;

- и той, о которой этот герой молится.

В общем контексте лермонтовской лирики существенно, что внутренняя драма героя, одинокого странника с "пустынной душой", отодвинута на второй план, а на первый - выступает образ героини - её нравственная чистота и беззащитность перед враждебными силами "мира холодного". Мольба за неё освещает с новой стороны образ самого героя: трагедия духовного одиночества не разрушила его глубокого участия и заинтересованности в судьбе другого человека.

"Молитва" проникнута интонацией просветленной грусти, связанной с особым преломлением в этом стихотворении религиозных мотивов: существование "незлобного сердца", родной души заставляет героя вспомнить о другом, светлом "мире упования", в котором "теплая заступница" охраняет весь жизненный путь "достойной души" и ангелы осеняют её на пороге смерти.

Наверное, светская поэзия не произносила пред ликом Богородицы слов, более проникнутых нежной христианской любовью к ближнему, верой в заступничество Её за род людской, чем слова этой лермонтовской "Молитвы".

Стоит один лишь раз услышать, кому возносится эта молитва, и можно расслышать множество слов, много воздыханий, прочтя это единственное молитвословие Лермонтова:

Я, Матерь Божия, ныне с молитвою

Пред твоим образом ярким сиянием,

Не о спасении, не перед битвою,

Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,

За душу странника в свете безродного;

Но я вручить хочу деву невинную

Теплой заступнице мира холодного [1,II,25].

И эта молитва не о себе (лирический герой отвергает традиционные формы обращения к Богу с молитвой о себе).

В ней есть тот "необыкновенный лири

s