Библейские мотивы в лирике Тютчева

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



а.

Заслугой натурфилософов было осознание единства и целостности природы, взаимосвязи ее явлений, диалектики ее развития понимание связи человека с природой. Натурфилософия конца XIII начала XIX века повышала интерес поэтов к природе, побуждала к поэтически восторженному ее соображению воспроизведения красоты живых материальных природных сил.

Лирика Тютчева лирика особая. Мы привычно связываем любую лирику с так называемыми лирическим героям, с ярко выраженной индивидуальностью. Лирика Лермонтова, или Блока, или Есенина это прежде всего определенный психологический склад, своеобразная личность. Лирика Тютчева, в сущности, лишена такого индивидуального характера, да и стихи его чаще всего прямо не проецируются на биографию поэта. Герой тютчевской лирики человек, еще точнее: человек в ней есть, но нет героя в привычном смысле этого слова. О, нашей мысли обольщенье,/Ты, человеческое я… сказал Тютчев. Вот это человеческое я и есть герой тютчевской лирики. Его поэзия очень личностна: ее герой я. И без личностна: я это не характер, не так называемый лирический герой.

Даже при тех или иных, пусть и очень конкретных приметах (через ливонские я проезжал поля), герой от социальной, психологической, исторической конкретности освобожден. Это индивидуальность вообще. Личность в поэзии Тютчева за весь род человеческий, но не род в целом, а за каждого в этом роде, или за род, распавшийся на каждого. Эта, может быть, самая личностная в русской поэзии лирика, выразившая самые глубины личной жизни и в то же время и для того то освободившаяся от социальной, исторической, бытовой конкретности.

Поэзия Тютчева это человеческое я со своими вечными последними вопросами перед лицом мира. Прежде всего перед лицом природы. Но тютчевская лирика, часто называется лирикой природы, отнюдь не просто лирика тех или иных пейзажей. В тютчевской поэзии, даже когда речь идет о локальной картине, мы всегда оказываемся как бы перед целым миром. Уловить, писал Некрасов, именно те черты, по которым в воображении читателя может возникнуть и дорисоваться сама собой данная картина дело величайшей трудности. Г. Ф. Тютчев в совершенстве владеет этим искусством. Тютчев умеет за каждым явлением природы ощутить всю ее колоссальную и загадочную жизнь в свете дня и во тьме ночи, в страшном хаосе и в прекрасной гармонии.

Не остывшая от зною

Ночь июльская блистала…

И над тусклою землею

Небо, полное грозою,

Все в зарницах трепетало.

 

Словно тяжкие ресницы

Подымались над землею,

И сквозь беглые зарницы

Чьи то грозные зеницы

Загоралися порой…

 

Явление природы, заметил тогда же по поводу этого стихотворения Дружинин, простое и несложное, да сверх того взятое без всяких отношений к миру фантастическому, разрастается в картину смутного и как бы сверхъестественного величия. Тютчев не стремится воспроизвести географически конкретный колорит места, он избегает поэтической детализации, направленной на реалистическое изображение частной картины природы. Его, как поэта, интересует бытие матери земли в его главных наиболее общих проявлениях, земля, у Тютчева как бы центр вселенной.

 

Глава 3.

Библейские мотивы в лирике Ф. И. Тютчева

Человек и природа, как правило, явлены в стихах Тютчева не только в целом, но и как бы в первозданности.

В стихотворении Безумие, например, пустыня предстает как извечная библейская праземля, праприрода:

Там, где с землею обгорелой

Слился, как дым, небесный свод,

Там в беззаботности веселой

Безумье жалкое живет.

 

Под раскаленными лучами,

Зарывшись в пламенных песках,

Оно стеклянными очами

Чего то ищет в облаках…

Его поэтическое сознание увлекают природные стихии, с которыми связанно существование земли: воды, огня и воздуха. Стихии, которые стояли у самых истоков создания мира по библии:

И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И стало так. И создал Бог твердь, и отделил воду, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. …

И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом в одно место и да явится суша. И стало так. И собрали воды под небом в свои места, и явилась суша. И назвал Бог сушу, землей, а собрание вод морями.

(Бытие. 1гл.)

в особенности поэта влечет к себе водная стихия. Вода по его определению холодна, подвижна, изменчива, это беспредельная (бездна), живая и гармоническая стихия.

* * *

О смертной мысли водомет,

О водомет неистощимый;

Какой закон неистощимый

Тебя стремит, тебя мятет?

Как жадно к небу рвешься ты!…

Но длань незримо роковая,

Твой луч упорно преломляя,

Сверкает в брызгах с высоты.

* * *

Певучесть есть в морских волнах,

Гармония в стихийных спорах.

* * *

В небе тают облака,

И, лучистая на зное,

В искрах катится река,

Словно зеркало стальное.

Вода самая древняя стихия, волны пели еще у колыбели земли, в глубинах земли вода (ток подземных вод), самая могущественная стихия. Конец жизни на земле означается ее победой: все зримое покрою воды. Вода у Тютчева получила определение великой зыби, она и благодатна для матери земли, так как охлаждает ее и поит, давая жизнь, она же, в конце концов, и погубит землю, как было предсказано Иоанном.

Воде противостоит огонь. Он также и животворен и опа

s