Библейские и мифологические мотивы в творчестве П.П. Рубенса

Информация - Культура и искусство

Другие материалы по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



осанку, волевую твердость жеста, достоинство поведения римлян. Потом он использует свои наблюдения в ряде работ.

В статуях и рельефах древних Рубенс хотел открыть не только канон построения фигуры, но как бы сам пульс биения той давней жизни. Так, манерой моделировки, распределением световых пятен он часто снимает ощущение камня. В античных статуях его очаровывает спокойное благородство позы, захватывает предельная экспрессия. Рубенс охотно вводит пластические мотивы, подмеченные в античных произведениях, в свои композиции. Античное искусство всегда помогало ему найти должную меру между жизненным и идеальным началом.

Перенеся в картину изображение живой модели, он освобождает ее от всего случайного. Идеал Рубенса обладает всем полнокровием жизни, хотя в известной мере он сочинен художником.

Рисуя, Рубенс применял разные техники. Набросок композиции он делал пером, бистром. Любил рисовать углем с подцветкой сангиной, мелом, белилами. Созданию картины у него обычно предшествовало сочинение композиции сначала в рисунке пером или в более поздний период кистью на загрунтованной доске. Затем он исправлял и завершал основное распределение масс и цветов в эскизе. В переводе эскиза в большой формат Рубенсу помогали его ученики. Многие из них были талантливыми художниками. Однако никто не мог сравниться с ним в мастерстве. Кроме того, Рубенс делал этюды голов, фигур, которые потом переносились на большой холст. После он проходил своей кистью всю поверхность картины, подправляя сделанное учениками, и иногда перерабатывал заново. Писал он обычно, как и предшествующие ему нидерландские живописцы, на доске, покрытой светлым грунтом, накладывая тонкие, прозрачные лессировочные слои красок.

Мастерская появилась у него уже по возвращении в Антверпен. Без нее вообще было бы немыслимо создание таких грандиозных живописных циклов, как декоративное оформление тридцати девятью картинами церкви св. Карла Борромея в Антверпене, как серия Жизнь Марии Медичи, состоящая из двадцати четырех монументальных полотен. Рубенс был монументалистом по призванию. Но технике фрески он предпочел масляную живопись. И достиг виртуозной манеры письма как в необыкновенном фактурном разнообразии, так и в умении придать картине праздничный декоративный характер.

Быстрота его работы изумляла современников.

Известно, что знаменитую картину Поколение волхвов (Антверпен, музей) высотой в пять метров он написал в 1624 году за одиннадцать дней. Создавая большие декоративные полотна, Рубенс рассчитывал тот эффект, который они будут производить в определенном архитектурном ансамбле. Большое значение он придавал архитектурному обрамлению своих произведений.

Рубенс обладал универсальным гением. Бесконечно разнообразие тем и сюжетов его произведений, их жанровое богатство от парадного портрета до лирического пейзажа. Но важнее всего необычайная широта охвата явлений жизни, мира и человека. Его искусство жизнерадостно и полно веры в героизм, волю, энергию людей.

Рубенс был глубоко национальным художником, бесконечно преданным своей стране. Любимыми созданиями его кисти стали пейзажи его Фландрии, картины, где мы видим крестьян, крепких, здоровых людей, для которых труд привычен, легок и радостен.

Знаток искусства XVII века Роже де Пиль дает такой портрет художника:

Он привлекал всех достоинствами, которые приобрел сам, и прекрасными качествами, дарованными природой. Он был высокого роста и обладал величественной осанкой, черты лица имел правильные, щеки румяны, волосы русые, глаза его блестели, но не слишком ярко; он казался жизнерадостным, мягким и вежливым. Он отличался приветливым обхождением, ровным нравом, легкостью в разговоре, живым и проницательным умом; говорил размеренно, очень приятным голосом. Все это придавало его словами естественную красноречивость и убедительность. Он мог без труда разговаривать, занимаясь живописью; не прерывая работы, непринужденно беседовал с теми, кто приходил его навестить.

Казалось бы, многое в его жизни отвлекало от регулярных занятий, тем не менее, жил он очень размеренно. Он вставал всегда в четыре часа утра и обязательно начинал день слушанием мессы, потом он принимался за работу, имея всегда при себе наемного чтеца, читающего ему вслух какую-либо хорошую книгу, обычно Плутарха, Тита Ливия или Сенеку. Он необычайно любил свой труд и потому жил всегда так, чтобы работать легко, не нанося ущерба своему здоровью. Он работал таким образам до пяти часов вечера, затем садился на коня и отправлялся на прогулку за город, или на городские укрепления, или как-либо иначе старался дать отдых своему уму. По возвращении с прогулки он обычно находил у себя дома нескольких друзей, пришедших отужинать с ним вместе, умножая тем самым застольные удовольствия. Однако он терпеть не мог излишества в вине и пище, а также в игре. Самым большим удовольствием для него было проехаться на каком-нибудь прекрасном испанском коне, прочитать книгу или заняться разглядыванием своих медалей, своих агатов, сердоликов и других резных камней, прекрасным собраниям которых он располагал.

Он редко посещал своих друзей, но принимал посетителей так любезно, что все любители изящного, все ученые и просто иностранцы любого звания, приезжавшие в Антверпен, приходили к нему поглядеть на него самого и на его художественную коллекцию, одну из лучших в Европе. Он редко делал визи

s