Библейская лексика на страницах современных СМИ

Сочинение - Литература

Другие сочинения по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Библейская лексика на страницах современных СМИ

И. П. Прядко

Одной из любопытных особенностей современных СМИ является широкое использование устаревшей лексики. Обращение к устаревшей лексике обусловлено социокультурными и политическими переменами, происходящими в нашем обществе. Новая социокультурная ориентация проявляется, в частности, в том, что новые явления и предметы общественной жизни получают названия, существовавшие в дореволюционной политической лексике Дума, губернатор, суд присяжных и др. До недавнего времени эти слова и выражения рассматривались как историзмы, а сегодня они снова вошли в активный словарь каждого хотя бы немного политически активного россиянина. Особым случаем актуализации устаревших единиц языка является актуализация конфессиональной и церковно-славянской лексики (см. работы В. Г. Костомарова, Е. В. Какориной, Е. С. Кара-Мурзы, В. Москвича, Л. П. Кременцова).

Между тем в речевом пространстве современных СМИ отмечаются более сложные обращения к историческому контексту. Имеются в виду те случаи, когда устаревшая лексика выбирается участниками общения как экспрессивное средство языка. При этом обычно делается ставка на оценочный аспект, содержащийся в актуализированном слове.

К числу таких сложных случаев обращения к историческому контексту относятся библеизмы, библейские перифразы и аллюзии, пересказы ветхо- и новозаветных сюжетов. Примеры использования данных языковых единиц мы находим в политических памфлетах, в перевыборных плакатах и листовках, в рекламе. Поводы обращения к такому материалу различны, степень точности воспроизведения исторического текста также неодинакова:

"У нас ведь, как в Писании: Хам пшеницу сеет, Сим молитву деет, Яфет власть имеет! Строевым офицерам нашей экономики предназначалась роль Хамов" ("Огонек", 1990, № 40, с. 2).

"Эта уютная, ухоженная школа с приветливыми доброжелательными учителями похожа на ноев ковчег" ("Вместе", 1999, № 21, с. З).

"Почитай Неопалимую Купину и службу 01. Спаси и сохрани" (Рекламное панно на ул. Пречистенка).

Следует отметить, что такие единицы языка в текстах массовой коммуникации используются в переносном значении или служат материалом для создания новых метафорических образов. При этом, если в журналистике советского и постсоветского периодов данные языковые единицы по идеологическим причинам были представлены довольно скупо, то в последние годы данный пласт лексики стал использоваться более активно. В условиях демократии конфессиональная и церковно-славянская лексика в текстах СМИ оказывается востребованной при полемике и социальной критике.

Значительную роль играет такая лексика в печатных материалах политической оппозиции. Так, отождествление политических противников с отрицательными персонажами Нового Завета является отличительной особенностью материалов, публикуемых в газетах "Завтра" и "Советская Россия". В них наблюдается постоянное использование одного и того же евангельского образа:

"Молодых реформаторов типа Немцова, Кириенко, Чубайса на пушечный выстрел нельзя допускать до власти они превратят все в пепел, кроме своих серебреников" ("Советская Россия", 9.12.99); "Иудин поцелуй Кир-Нем-Хак, там же);

"Ты поднимешься, мать-Россия!/ В это верую, был бы костяк./ Ты иудам уже простила.../ Только павшие не простят!" ("Советская Россия", 23.03.2000); "Иуды из Ясенева аплодируют своему первому учителю" ("Завтра", 1997, № 46, с. 4); “Здесь же и другой “великий” экономист пламенный гайдаровец, до недавнего времени заместитель Егорушки-иудушки по какому-то помойному институту с мудреным названием..." ("Советская Россия", 2.11.2000) и т. п.

Использование библейских образов характерно также для предвыборных воззваний и плакатов. Здесь тоже имеются излюбленные темы и сюжетные ходы:

"На сотню хитрых и жадных всегда приходятся миллионы простых и честных, но обманутых и обнищавших. Это знал Христос, изгнавший торгующих из храма, об этом писал Гете, знали об этом лучшие умы человечества всех времен. Но в реальной жизни только коммунисты Ленин и Сталин изгнали "торгующих" из общества. Голосуйте за коммунистов, изгнавших из своих рядов, как Христос из Храма, всех торгашей и иуд" ("Советская Россия", 15.12.99).

"Наша цель победить и вернуть народу его право самому выбирать свою власть. Стать ее подлинным хозяином. Изгнать менял из Храма" ("Народная газета", 16.11.99); "Торговцы в храме. Скандал с оформлением храма Христа Спасителя не творческий, а финансовый" ("Московское Яблоко", 1999, № 11, с. 1).

Такие слова и словосочетания, как Иуда и торговцы в храме фигурируют в одном ряду с негативно-оценочными лексемами нейтрального стиля и превращаются в то, что еще известный русский логик С. И. Поварнин называл злостными кличками. Такие "злостные клички" избавляют участника газетной полемики от необходимости аргументированно спорить с оппонентом, приводя доводы в подтверждение своего тезиса. Рассматриваемые инвективы следует расценивать как результат сознательного, а не случайного нарушения речевого этикета, что, кстати, является характерной особенностью современной оппозиционной прессы. В соответствии с этим в приводимых отрывках журналисты используют негативно-оценочные номинации в качестве самодостаточного стилистического средства в рамках массовой коммуникации часто считается, что негативная оценка противника сама по се

s