Библейская лексика в топонимии русского севера

Статья - Разное

Другие статьи по предмету Разное

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



я Богородская есть, там явилась иконка Божьей Матери на пеньке. Ее в церкву уносили, а она возвращалась. Там поставили крест и ходили молиться ко кресту, к иконке-то" (Влг: В-Уст, Плесо-Мосеево); "в ручье Богородском видели икону Владычицы" (Арх: Мез, Дорогорское); "коров ходили молили к Богородице, там изба стояла, место святое" (Арх: Мез, Совполье). Мотив явления икон Божьей Матери в ручьях, на полях, на ветвях деревьев и т.п. универсален [5]. Интересно, что в верховьях р. Северная Двина, на территории Котласского и Красноборского районов Архангельской области, широко распространены предания о явлении не только иконы, но и самой Богоматери, выходящей из реки, идущей по воде, оставляющей свои следы на дорогах, камнях и т.п. (СТЭ). Ср. отражение преданий такого рода в топонимии: "Богородица мимо церкви проходила и там шла, назвали деревню Богородицкая Кулига" (Арх: Котл, Починок).

Следует отметить, что мотивы, определяющие появление в том или ином месте креста и иконы Богородицы, могут быть прагматическими: в Поморье, например, кресты, установленные на морских и речных берегах, служили ориентирами для плавания, знаками, обозначающими особо опасные места [6], ср. отражение этой ситуации в топонимии: "Богородская Скала - опасное место, там все карбаса разбивались. Поставили там крест и икону Богородицы. В 1991 г. Егор Григорьевич отколотил крестовину на дрова. "Сдохнешь ведь", - сказал я ему. Он не послушался, а этой весной на Богородской Скале и погиб" (Арх: Мез, Кимжа).

Для характеристики смыслового наполнения "Богородских" топонимов важно учесть их способность вступать в оппозиции. Ср. пару названий ручьев Богородский - Скомороший, обозначающих текущие рядом притоки р. Мезень: "Скомороший - поганый ручей, у его в оленьи шкуры рядились, игрища устраивали, а в Богородском омывались" (Арх: Мез, Дорогорское). Здесь интересно наложение языческих и христианских мотивов: "бесовские" игрища сменяются христианским очистительным ритуалом.

ДЬЯВОЛ. 1 топоним - пок. Дьяволово (Арх: Уст). Показательна мотивировка: "место все изрыто, в ямах" (Уст, Сефтра). Интересно, что здесь дьяволу приписываются действия (рытье ям), характерные для персонажа языческой мифологии - черта (ср. многочисленные черторои) - и это лишний раз свидетельствует о наложении и взаимодействии языческих и христианских представлений.

САТАНА. 5 топонимов - перекат Сатана (Арх: В-Т), д. Сатаниха (Влг: Хар), плесо Сатанино (Арх: Холм), каменистая отмель Сатанцы (Арх: Прим), ур. Сатаны ( Влг: К-Г). 3 топонима из 5 обозначают водные объекты (перекат, плесо, каменистая отмель), причем в двух случаях объекты характеризуются скоплением камней, ср. мотивировку топонима Сатана: "быстро каменье" (В-Т, Монастырь). Каменные завалы в мифологии как славян, так и финно-угров, населявших Русский Север, связываются с действиями представителей "низшей демонологии". Таким образом, сатана выступает как функциональный субститут черта, лешего и т.п.

ХРИСТОС. 4 объекта - г. Христовая Печка (Арх: Уст), пок. Христов Лог (Влг: К-Г), лесное ур. Христовская Гривка (Влг: К-Г), пок. Христовский Отвод (Влг: Бел). Мотив номинации указывается только в одном случае: "Христовая Печка - высокая горка, весной там тепло и снег раньше тает, чем везде" (Уст, Сабуровская). Здесь мотивирующей оказывается высота объекта (близость к небу, к Богу) и мелиоративная оценка его свойств (ср. поговорку "как у Христа за пазухой"). Мотивировка топонима Христовская Грива также может быть связана с высотой объекта (диал. грива - "продолговатая возвышенность") или же с урожайностью урочища (лесные гривы обычно богаты ягодами).

Подведем некоторые итоги.

Топонимы, образованные от названий библейских географических объектов, имеют следующую частотность распространения: Иерусалим - 21, Иордан - 12, Содом - 7, Вавилон - 5, Палестина - 4, Голгофа - 2, Елеон - 1, Синай - 1; рай - 11, ад - 6. Эти данные отражают степень закрепленности того или иного образа в народном сознании. В этой группе частотны символические номинации: значимым оказывается сам факт связи (смежности) объектов с каким-либо местом отправления христианских культов (Иерусалим, Вавилон). Иногда символизируется тип географических объектов - например, воплощается прецедентный библейский образ горы - см. Елеон, Синай, однако такие случаи единичны и нехарактерны для народной топонимической системы в целом (названия Елеон и Синай менее известны, чем, допустим, Иерусалим или Палестина, и использовать их в топономинации могли, скорее всего, "профессионалы" - монахи).

В то же время нередки случаи, когда библейские топонимы проходят "переплавку" в народной топосистеме, включив в свою мотивационную базу магистральные для традиционной топономинации признаки: "удаленность объекта" (Иерусалим), "высота объекта" (Вавилон), "характер почвы" (Палестина). Весьма примечательна поляризация мотивировок для топонима Палестина - от "урожайного места" до "неплодородного": представление о сказочной Палестине, земле обетованной, сменяется трезвой хозяйской оценкой ее природных условий. В ходе такой "переплавки" происходит своеобразная "десакрализация" названий, утрата ими "христианской маркированностми", ср., например, эволюцию семантического наполнения топонимов, образованных от лексемы Иордан.

Органично освоены топосистемой "адские" и "райские" названия, выражающие, соответственно, негативную и позитивную оценку свойств объектов (тоже, как правило, без религиозных коннотаций).

Что касается наименований библейских персонажей, то здесь характерно следующее: образы "отрицательных" персонажей большой активности в топонимации не проявляют (дьявол - 1 топоним, сатана - 5) в то же время образы их языческих по происхождению "коллег" гораздо более частотны (черт - более 150 топонимов, бес - 15, леший - 7). Кроме того, топонимические дьявол и сатана выполняют действия, характерные именно для персонажей языческой низшей демонологии (рытье ям, нагромождение каменных завалов). Таким образом, традиционная топонимическая система остается приверженной образам языческой мифологии, а христианские персонажи появляются, как правило, в тех случаях, когда могут взять на себя функции "низших демонов".

Смысловое наполнение тополексемы ангел неясно, а вот топонимы, образованные от основы Бог, с семантической точки зрения весьма разнообразны. Характерна связь этих топонимов с культовыми местами, причем семантическая корреляция тополексем Бог - идол, использование тополексемы Бог в форме множественного числа, сочетаемость атрибутива Богов со словом сосна говорят о том, что эти культы могут носить языческий характер. Что касается "Богородских" топонимов, то они оказываются соотнесенными с местами отправления христианских культов - и в этом качестве могут быть противопоставлены топонимам, обозначающим объекты, связанные с языческими культами (ср. антитезу Богородский - скомороший). "Божьи" и "Христовы" топонимы иногда являются результатами символической номинации, характеризуя высокие объекты (горы). Важно отметить, что "Божьи" топонимы могут семантически уравниваться с "чертовыми" (ср. семантическое тождество боголомов и чертоломов). Наконец, полная нивелировка религиозных коннотаций отражена в посессивной семантике некоторых "Божьих" топонимов, обозначающих "ничейные" земли.

В целом надо отметить, что библейские топонимы, хоть и образуют достаточно выразительную группу, весьма раритетны в традиционной топосистеме.

Можно говорить о том, что топонимия дает "бытовой" вариант картины мира, в котором образы христианской религии могут трансформироваться в соответствии с логикой традиционной топонимической системы, подобно тому, как народный лубок трансформирует образы христианской иконописи.

Список литературы

1. Отражение религиозных представлений в топонимии Русского Севера уже становилось предметом изучения (ср., напр.: Летова И.А. О следах языческих представлений в русской топонимии // Вопросы ономастики. Свердловск, 1982. Вып. 15. С.32-45; Семантическое противопоставление "святой" - "черт" в топонимии Русского Севера // Этимологические исследования. Свердловск, 1988. Вып. 4. С.105-118). Однако в центре внимания этой исследовательницы находились преимущественно языческие верования; мы же попытаемся описать особенности трансформации образов христианской религии в севернорусской топонимии.

2. См.: Березович Е.Л. Топонимическое пространство как текст // Ежегодник Научно-исследовательского института русской культуры, 1994. Екатеринбург, 1995. С.89-90.

3. Еще раз отметим, что в число "Божьих" топонимов не включались названия типа "Богоявленское", "Богословка", "Богомоленная", "Богоносово" и т.п., напрямую связанные с культовыми сооружениями или действиями и не содержащими элемента переосмысления; также не рассматривались ономасиологически неясные или двусмысленные наименования типа "Боголиц", "Боголитиха", "Божомоиха" и т.п.

4. Подробнее см.: Березович Е.Л. Топонимическое пространство... С.93.

5. См.: Земная жизнь Пресвятой Богородицы / Сост. С.Снессорева. Ярославль, 1993.

6. О полифункциональности таких крестов см.: Бернштам Т.А. Русская народная культура Поморья XIX - нач. XX в.: Этногр. очерки Л., 1983. С.173.

Список сокращений

Названия областей и районов

Арх - Архангельская область Баб - Бабаевский район Вологодской области Бел - Белозерский район Вологодской области Ваш - Вашкинский район Вологодской области Вель - Вельский район Архангельско