Бехтерев

Информация - Медицина, физкультура, здравоохранение

Другие материалы по предмету Медицина, физкультура, здравоохранение

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ссии одному из

своих врачей, он лично показал ему интереснейшие явления применения гипноза

на истеричных. В ту пору гипноз только-только входил во врачебную практику

и вокруг этого метода лечения велось немало споров. В их центре стояло

противостояние школы Шарко и школы профессора Бернгейма. Шарко утверждал,

что состояние гипноза - ненормальное и нездоровое состояние мозга, что это

искуственно вызванный невроз. Бернгейм же считал гипноз просто сном,

вызванным внушением. И все, чего удается добиться гипнозом - такое же

следствие словесного внушения.

Время принесло поражение школе Шарко, сдвинув, однако, и школу Бернгейма

с ее усердно охраняемых позиций. И если бы Шарко знал, что молодой русский

приезжий Бехтерев примет сторону Бернгейма, и станет не только утверждать

нормальность гипнотического сна, но и его чрезвычайно целебное воздействие,

он бы, верно, не был так приветлив. Уже спустя несколько лет после

короткого пребывания в Сальпетриере профессор Бехтерев читал в Обществе

неврологов лекцию по поводу очень интересной болезни: "Сдавление поясничной

части спинного мозга, осложненное припадками сомнамбулизма и ревматическим

поражением суставов с благоприятным лечением этих состояний гипнозом". Но

коллегам-врачам лекции Бехтерева об исцелении под гипнозом нужны были тогда

и полезны до чрезвычайности не только по богатству научного материала, а

сосвсем по иным, куда более важным причинам. Дело в том, что гипноз в

России был в то время под подозрением. И сильно, очень сильно рисковал тот,

кто его пропогандировал. Только неустанная работа Бехтерева и его

товарищей: статьи в журналах, лекции, удачно вылеченные пациенты и многое

другое способствовало тому, что гипноз, как метод лечения различных недуго

был принят официально. Кстати, коллективную психотерепию алкоголиков под

гипнозом ввел в Росии тоже Бехтерев. Разработанная им методика до сих пор -

с небольшими изменениями применяется повсеместно. Сохранились уникальные

кинокадры: Бехтерев гипнотизирует огромную аудиторию из специально

собранных больных. Он начинал говорить о вреде алкоголя, слова его тем

вернее западали в душу, чем глубже спал человек. Многим, очень многим это

спасло жизнь, и свой последний доклад, всего за тридцать два часа до

внезапной смерти, делал семидясителетний Бехтерев как раз о коллективной

психотерапии под гипнозом.

Еще будучи в заграничной командировке Бехтерев получил предложение

занять вакантную кафедру психиатрии в Казанском университете. После

внутренних терзаний (уж очень не хотелось покидать ему обустроенные

лаборатории) Бехтерев все-таки согласился и вместе с женой отправился в

Казань.

Восемь лет преподавания в Казани - пожалуй, самый плодотворный период в

жизни Бехтерева. В начале девяностых годов, спустя десять лет после

"Проводящих путей спинного и головного мозга", начал выходить его авторский

семитомник "Основы учения о функциях мозга" - уникальная, единственная не в

России, а в мире энциклопедия всего что знал человек к тому времени о

мозге. Это было документальным, надежным и основательным фундаментом тех

идей, что под названием "невризма" отстаивались в те годы думающими

исследователями и врачами во всем мире. Бехтерев употребил впервые это

слово - "неврология", чтобы обозначить им весь круг наук о нервной системе,

изучать которую будет еще века. Он же основал в России специальный журнал:

"Неврологический вестник".

Летом 1893 года неожиданно пришел вызов. Начальник Военно-медицинской

академии предлагал профессору Бехтереву принять главную в стране

психиатрическую должность - кафедру нервных и душевных болезней,

оставляемую Мержеевским по выслуге лет.

Подходя к описанию деятельности Бехтерев в этой должности, необходимо

заметить, что еще совсем недавно в психиатрии почти не было русских врачей.

Даже истории болезней писались по-немецки. Сам Бехтерев большую часть своих

сил направил на организацию и постройку нервной клиники, условия лечения в

которой соответствовали бы требованиям того времени. Сколько было потрачено

этих сил! На то, чтобы пробить чиновничью тупость, достать строительные

материалы, медикаменты, на поиск хороших врачей и на многое, многое другое.

То есть на те, казалось бы, мелочи, за которыми стоит нечто более значимое:

здоровье многих сотен и тысяч людей. Потом уже, несколько лет спустя,

когдаи нервная клиника была построена, и открылось первое в мире

нейрохирургическое отделение, и больные работали на огородах, шили, и

другим трудом занимались, и оказалась целительной такая занятость, и

приезжать стали учиться врачи со всей России, Бехтерев вдруг ощутил такую

опустошенную усталость, что, провожая век девятнадцатый, поднял тост за

блаженные времена, когда ученые смогут заниматься одной только наукой.

(Увы, точно такой же тост, не исключено, придется поднимать и нам,

провожая двадцатый век. Все к этому идет.)

В 1897 году Бехтерев возглавил кафедру психиатрии Женского медицинского

института. Восемнадцатого декабря этого года Бехтерев произносил речь, тема

которой относилась к

s