Бехтерев

Информация - Медицина, физкультура, здравоохранение

Другие материалы по предмету Медицина, физкультура, здравоохранение

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



м идиотом, чтобы заниматься чем-нибудь иным, нежели

познанием человека. Сорок лет после этого длилась их приязнь и дружба, а

когда они однажды и вдруг оказались непримиримыми врагами, о предмете их

розни узнал весь мир.

В больнице и в Академии Бехтерева полностью захватила наука. Но,

несмотря на всю его отрешенность от политических дел, летом после третьего

курса, он уехал на войну в Болгарию. Военная кампания его длилась всего

четыре месяца - началась на переправе русских войск через Дунай и

закончилась жесточайшей лихорадкой от ночлега на сырой земле. Он вернулся в

Петербург совершенно иным, нежели покидал его, и главное в этом изменении

было чувство сострадания, более не оставлявшее его никогда.

Заканчивая обучение молодой доктор Бехтерев весело, как и все его

соученики, подмахнул факультетское обещание врача - знаменитую клятву

Гиппократа. Просто формальность. Но не прошло и трех лет, как жизнь

поставила его перед серьезной нравственной проблемой. Осенью 1881 года

заговорщики при помощи бомбы казнили царя-"освободителя". Один из пациентов

Бехтерева, сановный чиновник, в приватной беседе рассказал молодому врачу,

что новый император намеревается арестовать князя Кропоткина и других

видных революционеров, причастных, по его мнению к заговору. Бехтерев

слушал своего словоохотливого пациента, машинально кивая головой, и с

удивлением прислушивался к внутреннему голосу: как предупредить (а

Кропоткин в то время жил в Париже), через кого? а врачебная тайна? а

клятва, принесенная так недавно? Через много лет Бехтерев об этом случае

рассказывал своему товарищу правоведу Анатолию Федоровичу Кони: "Сообщил.

Знаете, сейчас припоминаю: терзался, терзался именно в связи с нарушением

клятвы". Прошло еще немного времени и Бехтереву снова пришлось вспоминать

эту историю. Попутчик в вагоне поезда сказал ему, что в соседнем купе едет

Кропоткин. И Бехтерев пошел знакомиться. Представляться ему не

потребовалось. "Я прекрасно знаю Вас много лет! - экспансивно воскликнул

Кропоткин. - Вы же спасли мне жизнь!".

Практически сразу после окончания Академии Бехтерев стал работать в

области познания деятельности головного мозга. Конец XIX века для

исследования мозга был чем-то схож с эпохой великих географических

открытий. Лаконичный латинский афоризм "Строение темно, функции весьма

темны" исчерпывающе отражает ситуацию. Карты мозга уточнялись, обрастали

деталями. Они и поныне сохраняют самые причудливые названия своих областей,

островов и закоулков: роландова борозда, варолиев мост, морской конек, лира

Давида, турецкое седло, запятая Шульца. В перечне названий много имен, и

имя Бехтерева повторяется там трижды - много ли можно насчитать

первооткрывателей земель, чьи имена трижды повторяются на географической

карте?

Бехтерев, пройдя конкурс на заграничную командировку, отправился в

Лейпциг, к Флексингу, директору психиатрической колонии, знаменитому в то

время исследователю нервной системы, автору нескольких новых методов

исследования мозга. Железное правило Флексинга: не пускать врача в клинику,

пока две пары штанов не просидит за микроскопом.

Впоследствии Флексинг писал: "Здесь начал Бехтерев - этот подлинно

врожденный исследователь свой славный путь". И был неправ. Начал Бехтерев

еще в Петербурге, и отправился в заграничный вояж опубликовав уже более

пятидесяти работ.

В ту пору в ходу у исследователей мозга был в основном единственный

метод: из уплотненного в спирту мозга выделялись, выщипывались, друг от

друга отделяясь, отдельные волокна. Да еще окрашивались. В книге

"Проводящие пути головного и спинного мозга" Бехтерев предлагает свой

"метод сравнения последовательных срезов одного направления". За этими

словами стоит изнурительный многочасовой труд. Нож микротома отсекает

тончайший срез замороженного мозга, и этот срез, укрепленный на стеклышке

попадает под микроскоп для рассмотрения и зарисовки. Второй срез, пятый,

трехсотый, и удается проследить наверняка и до конца пути нескольких

нервных волокон и связи нескольких клеток. Новое направление, тысячи новых

срезов - кропотливый и терпелиый муравьиный труд. Около двадцати лет

рабочий стол Бехтерева был завален стеклышками со срезами. Уезжая на новое

место, он всегда оставлял на старом многотысячную коллекцию срезов. Книга

"Проводящие пути" была переведена на несколько языков, удостоилась золотой

медали Российской Академии Наук. На ней основаны все современные атласы

мозга. И один из составителей этих атласов, сам потративший на них всю

 

жизнь, немецуий профессор Копш, произнес некогда такую фразу: "Знают

прекрасно устройство мозга только двое: Бог и Бехтерев".

После Лейпцига Бехтерев отправился во Францию, в госпиталь Сальпетриер.

Благодаря его основателю и руководителю профессору Шарко Сальпетриер стал

Меккой неврапатологов Европы. Бехтерев привез мэтру Шарко изумительно

изготовленные препараты срезов мозга. Благодарность Шарко была

величественной: вместо того, чтобы поручить практиканта из Ро

s