Субъект культуры

Курсовой проект - Культура и искусство

Другие курсовые по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



обы чему-то научиться, а чтобы вынести приговор, если написанное не совпадает с банальностями, которыми забита голова среднего человека.

Таким образом, рост благосостояния и грамотности населения дал в XX веке своеобразный результат. Грамотность позволяет каждому судить обо всем и навязывать свое мнение. А отсутствие серьезного образования и культуры делает его суждения примитивно-агрессивными. Ведь в школе, которой так гордились в XIX веке, занимаются не воспитанием души, а обучением навыкам и технике современного существования. "Детей обучали тому, как наиболее интенсивно прожить свою жизнь, но не воспитывали готовности к осуществлению великих исторических задач; им насильно прививали гордость достижениями цивилизации и навыки управления современной техникой, но забыли о воспитании духа. Поэтому нашего современника и не интересуют духовные ценности"20.

Итак, в XX веке на смену неповторимой творческой индивидуальности пришел "интеллектуал", компетентный в одной области, а универсальное развитие и всесторонняя образованность сменилась узким профессионализмом. И в результате различие между элитой и массой стало чисто внешним. Элита не только формирует, но и выражает интересы и вкусы масс, постепенно утрачивая статус творческого субъекта.

Такой портрет массы и элиты как субъектов культуры XX века нарисовал Ортега-и-Гассет в 1930 году. И эта ситуация определяется тем, что выше мы называли "отчуждением" и "профессиональным кретинизмом" современного человека. Но противостоять современной массовой культуре можно по-разному. Иначе говоря, в ХХ веке оказались налицо как демократическая, так и аристократическая реакция на данное явление.

Об аристократической и демократической реакции на массовую культуру

Разница между этими двумя тенденциями в критике массового общества и массовой культуры хорошо видна на примере русского философа Николая Александровича Бердяева (1874-1948). Дело в том, что "светлое будущее" Бердяев видел в прошлом, поскольку именно там остались горячо любимые им ренессансная Италия и "латинский гений". В ХХ веке почвы для такого расцвета высокого искусства, по его убеждению, уже нет. "Мы переживаем конец Ренессанса, - писал в 1918 году Н.Бердяев. - Ныне эта свободная игра человеческих сил от возрождения перешла к вырождению, она не творит уже красоты" . Конечно, Бердяев не против достижений цивилизации и прогресса21. Но для него так же важно сохранить великую классическую культуру прошлого, покушение на которую он связывал с включившейся в социальное и культурное творчество массой.

В результате в оценке настоящего момента Бердяев явно выражает два стремления, с одной стороны, стремление сохранить культуру, а с другой - стремление изолировать от участия в творчестве культуры массу. Такова его реакция на "восстание масс". И выход, как уже было сказано, Бердяев видит в "новом средневековье", где привилегии культурного меньшинства станут гарантией от упадка культуры.

Такой аристократизм духа, подчеркнем, рождается у Бердяева как реакция на действительный кризис культуры в ХХ веке. А его реальная альтернатива - демократизм, который представлен, однако, не в точке зрения "человека-массы", а в позиции той части большинства, которую не устраивает "массовая культура". И в этом случае ее преодоление реально связано не с привилегиями новой элиты, а с иной жизнью и образованием большинства, далекими от культивирования посредственности.

Свой протест против массового общества Бердяев высказывал в 20-е годы, а Ортега-и-Гассет издал свою знаменитую книгу в 1930 году. К настоящему моменту ситуация, однако, радикально не изменилась. Но нельзя игнорировать и тех сдвигов, которые порождает современная информационная революция, расширяющая границы культурного общения людей, а заодно придающая этому общению более формальный и поверхностный характер.

О перспективах преодоления массовой культуры

Известный исследователь информационного общества конца ХХ века О. Тоффлер в свое время писал: "Мы живем в мире блип-культуры. Вместо длинных "нитей" идей, связанных друг с другом, - "блипы" информации: объявления, команды, обрывки новостей, которые не согласуются со схемами. Новые образы и представления не поддаются классификации - отчасти потому, что они не укладываются в старые категории, отчасти потому, что имеют странную, текучую, бессвязную форму"22. Естественно, что такая ситуация меняет психологию человека, его отношение к миру.

Характеризуя субъектов этого нового состояния культуры, Тоффлер замечает: "Люди "третьей волны" чувствуют себя свободнее, именно сталкиваясь с "блипами" - информационными сообщениями, отрывком из песни или стиха, заголовком, мультфильмом, коллажем и т.д. Ненасытные читатели дешевых изданий и специализированных журналов, они короткими приемами поглощают огромное количество информации. Но и они стремятся найти новые понятия и метафоры, которые позволили бы систематизировать или организовать "блипы" в более широкое целое. Однако вместо того, чтобы попытаться втиснуть новые данные в стандартные категории и рамки "второй волны", они хотели бы все устроить на свой собственный лад…"23. И далее он уточняет: "Словом, вместо того, чтобы заимствовать готовую идеальную модель реальности, мы теперь сами должны снова и снова изобретать ее. Это тяжкое бремя, но оно вместе с тем открывает большие возможности для развития индиви

s