Стуруа Роберт Робертович

Доклад - Литература

Другие доклады по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Стуруа Роберт Робертович

Народный артист СССР и Грузии, лауреат Государственных премий

Родился в 1938 году в Тбилиси.

Прадед Р.Р. Стуруа - Тевдорэ (Тедоре) Стуруа, жил в селе Набакеви, среди потомков известен как умный и добрый человек. Имел двоих сыновей - Ивана (Вано) и Георгия Стуруа. Братья Стуруа были революционерами, членами Коммунистической партии. Вано является одним из первых революционеров, известно, что именно он дал Иосифу Сталину рекомендацию в партию. Женой Вано Стуруа была Лариса Ермолаевна Джгамадзе, которая была участницей революции 1905 года.

Отец режиссера - Стуруа Роберт Иванович (1918-1982), известный грузинский художник, полотна которого представлены в экспозиции Музея искусств в Тбилиси. Мать - Болквадзе Цуца (Маквала). Супруга - Квеселава Дудана Михайловна, специалист по английскому языку, искусствовед, защитила кандидатскую диссертацию на тему детской иллюстрации в грузинской живописи XIX века. Ее отец - Михаил Квеселава - доктор наук и профессор, филолог-германист, философ, писатель - был переводчиком на Нюрнбергском процессе. У Роберта Стуруа двое сыновей. Старший - Георгий (Гага), историк, младший - Михаил (Михо), кинооператор.

В 1962 году Р.Р. Стуруа окончил режиссерский факультет Тбилисского театрального института и с этого времени работает в Театре имени Шота Руставели. С 1979 года он главный режиссер театра, а с 1980 года - художественный руководитель.

Многогранный талант Роберта Стуруа, его широкий творческий диапазон, эрудиция и безошибочный вкус художника, умение глубоко постигать суть жизненных и театральных явлений за последние 30 лет во многом определили творческое лицо этого старого академического театра. Стуруа всегда ориентируется на живой нерв современности, стараясь нащупать в ее пестром многообразии самое существенное.

Первый настоящий успех пришел к нему с постановкой "Сейлемского процесса" А. Миллера в 1965 году. Уже в этой работе сказалась его неприязнь к любой мелодраматичности и сентиментальности, стремление к предельной точности выражения, лаконизму и многозначной образности формы. Впоследствии Стуруа говорил: "Спектакль этот был этапным в моем творчестве, в нем я незаметно для себя пришел к концептуальной режиссуре".

В "Мачехе Саманишвили" Д. Клдиашвили (совместно с Т. Чхеидзе, 1969) он еще более обогатил свою творческую палитру, передав в условной театральной форме трагикомизм человеческой жизни.

Удивительно качество режиссера: никогда не останавливаться на достигнутом, на знакомом, творчески уже освоенном, не делить искусство на "высокое" и "низкое". Его неизменно влечет развлекательное и игровое начало театра. Новым подтверждением этого явился такой спектакль, как "Ханума" - остроумный, веселый, бесшабашный, где условность сочеталась с реалистически-комическими образами.

1970-е годы ознаменовались целым каскадом великолепных постановок, продемонстрировавших зрелое мастерство режиссера. В связи с этим родилось понятие "театр Стуруа". Первым ошеломляющим, опровергшим все традиционные представления спектаклем стал "Кваркваре" П. Какабадзе (1974), в который была вставлена сцена из брехтовской пьесы "Карьера Артуро Уи". Начался "брехтовский период" в творчестве Стуруа - период тотального моделирования картины человеческого мира, включивший в себя и его последующие шекспировские постановки, в особенности же блистательного "Ричарда III" (1979). "Эффект отчуждения" и интеллектуальная ирония ставили театр и зрителя в позицию беспощадно скептических судей, происходил парадоксальный процесс самоосуждения человеком и обществом своего "второго" закоснелого "я", самоабстрагирование на уровне вечных ценностей.

Здесь же, в лице Кваркваре Чхквадзе, сформировался образ-маска, наметившийся еще в предыдущих постановках. В "Кавказском меловом круге" образ шутовской маски, как чисто театральной реальности, способной трансформироваться и с легкостью вмещать в себя любое содержание, поднимается до виртуозных высот в Аздаке, исполненном тем же Рамазом Чкивадзе.

Искусство Стуруа достигает своих вершин, приобретая способность сочетать несочетаемое: гротеск и психологическую драму, клоунаду и трагедию, мелодраму и фарс рамках концептуальной режиссуры. Антииллюзорный театр служит созданию нового, организованного по своим театральным законам сценического мира.

На очереди "Король Лир" (1987) - провидческий спектакль, где карнавальная бесшабашность и беспощадность разыгравшегося иронического ума сменяется предчувствием зловещего финала, катастрофы, которая увлечет за собой и живое и мертвое, и возвышенное и низменное. В творчестве Стуруа нарастает склонность искать скрытые причины происходящего не только в обществе и человеческом сознании, но и за их пределами. Мир расширился, включив в себя метафизическую реальность, - "Жизнь есть сон" Кальдерона, 1992 год. Стуруа все больше склоняется к тому, что не существует никаких незыблемых истин, что даже интеллект не способен выступать в роли безошибочного и беспристрастного судьи, так как сущность мира и судьба человека находятся за пределами логики.

Поэтому человек должен обратить взор на свой внутренний мир, прислушаться к своим чувствам. Рассудочность эпического театра соединилась с романтической лирикой, трагическая умудренность жизнью - с наивной непосредственностью веры. Этому сопутствуют поиски самых простых, "изначальных элементов" театрального дейс

s