Социально-психологическая, семейная мысль в романе в романе "Господа Головлевы" М.Е. Салтыкова-Щедрина

Не в последнюю очередь поразительность книги Салтыкова объясняется наличием в ее повествовательной ткани разного рода библеизмов (цитат, сюжетов, образов из

Социально-психологическая, семейная мысль в романе в романе "Господа Головлевы" М.Е. Салтыкова-Щедрина

Информация

Литература

Другие материалы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ательными нормами изложения сюжета. Он прерывает повествование, когда ему нужно высказать свои мысли, разъяснить дополнительные оттенки, нюансы, которые могут ускользнуть от внимания читателя, а потом снова вернуться к прерванному рассказу.

Однако авторские отступления, по мнению академика Бушмина, не нарушают структурной целостности произведения, органически вплетаются в идейно-художественную ткань романа. Так как автор избегает резких контрастов, безмерных преувеличений, исключительных фактов и острых ситуаций, что характерно для большинства его сатирических произведений [12, с.146]. Отличительными чертами художественного мышления писателя являются активность и страстность, отчетливо просматривающиеся в романе.

Не вносит Салтыков-Щедрин новшества и в композиционный план: произведение состоит из отдельных рассказов, связанных общей семейной темой. Как известно из истории русской литературы, композиция романа М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени" осуществляется подобным образом.

Придавая значительность семейной теме в романе, автор связывает названия пяти из семи глав с семейными отношениями: "Семейный суд", "По-родственному", "Семейные итоги", "Племяннушка", "Недозволенные семейные радости".

О важности и значительности своего произведения Щедрин откровенно писал в письме к публицисту и критику Е.И. Утину, поясняя, что он как художник-сатирик задался "миссией" "спасти идеал свободного исследования", для чего обратился к "основам". "Я обратился к семье, к собственности, к государству и дал понять, что в наличии ничего этого уж нет. Что, стало быть, принципы, во имя которых стесняется свобода, уже не суть принципы даже для тех, которые ими пользуются. На принцип семейственности написаны мною "Головлёвы" [1, Т.1,c. 194].

М.Е. Салтыков-Щедрин вслед за Н.В. Гоголем умел видеть и открывать в обыденных фактах повседневности моменты, наполненные драматизмом.

"Самые потрясающие страницы головлевской хроники, - отмечает Михайловский, - посвящены необыкновенно простым, в смысле обыденности, вещам" [38, с.503]. Отыскивая причины распада дворянского класса, Салтыков-Щедрин обращает внимание на полнейшую деградацию всех членов семьи Головлевых. В отношениях родителей и детей не проявляется никаких родственных чувств.

Нарисованный в романе распад семьи, проявляющийся в ужасающих формах, сигнализировал обществу о полном моральном разложении дворянства как класса.

Первый психологический роман Салтыкова-Щедрина становится вершиной его творчества независимо от того, что ранее не планировался как роман, а волею судьбы вырос из очерков "Благонамеренные речи".

Роман получил высокую оценку у современников, но сам писатель впоследствии критически относился к своему произведению, был недоволен им, считая, что жанром романа он владеет хуже, нежели очерками, а "Господа Головлёвы" написаны им "неуклюже и кропотливо".

В "Господах Головлёвых" Салтыков-Щедрин основной задачей ставит изображение среды, всего комплекса условий, которые составляют господствующий порядок "вещей". А центральным объектом Щедрина-психолога в романе является внутренняя сущность человека, порождённая воспитанием, определившая его характер и поведение.

Источник зла, по мнению писателя, не в дурной природе человека, а в социальных условиях жизни. Салтыков-Щедрин по этому поводу поясняет: "Моя резкость имеет в виду не личности, а известную совокупность явлений, в которой заключается источник всех зол, угнетавших всё человечество... Воистину, болото родит чертей, а не черти создают болото".

Сатирик был уверен, что люди не могут иметь от природы "злого сердца", и потому детерминированность характера средой становится у него одной из характерных черт романа "Господа Головлёвы".

В отличие от других писателей Салтыков-Щедрин не ищет путей выхода из ситуации. Он сосредотачивает свое внимание на анализе уродств и исследовании причин зловещей катастрофы, лишает семью Головлевых малейшей поэтизации, надежды на возрождение. Роман "Господа Головлёвы" - это беспощадное изображение картины разложения, духовного и физического распада семьи.

"Господа Головлёвы" впитали в себя не только важнейшие проблемы пореформенной эпохи, сложность отношений Салтыкова с матерью и братом, но и супружеский разлад в его семье, разрыв родственных связей, боль за будущее детей.

Роман "Господа Головлевы" представляет собой качественно новый этап в развитии творческого метода Салтыкова-Щедрина и его сатирического мастерства. Это было новое слово в развитии жанра семейного романа, где категория "семья" тесно переплетается с категориями "общество", "государство", "власть". Семья не просто рассматривается писателем в контексте государства, она является его микросхемой, отражает процессы, имеющие место в общественной жизни верхушки.

Написанный по принципу семейственности роман "Господа Головлевы" - одно из лучших произведений Салтыкова-Щедрина, которое принесло ему славу, известность и поставило в один ряд с другими великими писателями.

Исследователь Б.М. Эйхенбаум отмечал, что в литературе ХIХ века роман 70-х годов, "подготовленный всей линией развития русского семейного романа, уходил в сторону от семейности, превращаясь в роман социальный"/ Эйхенбаум роман "Отцы и дети" Тургенева считал классическим примером такого социального романа.

Однако Салтыков-Щедрин не принял форму "тургеневского романа". Он считал, что новые жизненные условия требуют иного подхода к изображению человека и его судьбы, чем это было представлено в "тургеневском романе".

М.Е. Салтыков-Щедрин остро ощущал общественные перемены, и в то самое время, когда Толстой завершал "Войну и мир", он писал в "Господах ташкентцах": "Мне кажется, что роман утратил свою прежнюю почву с тех пор, как семейственность и всё, что принадлежит к ней, начинает изменять свой характер. Роман (по крайней мере в том виде, каким он являлся до сих пор) есть по преимуществу произведение семейственности. Драма его зачинается в семействе, не выходит оттуда и там же заканчивается. В положительном смысле (роман английский), или в отрицательном (роман французский), но семейство всегда играет в романе первую роль. Этот тёплый, уютный, хорошо обозначившийся элемент, который давал содержание роману, улетучивается на глазах у всех. Драма начинает требовать других мотивов; она зарождается где-то в пространстве и там кончается... Роман современного человека разрешается на улице, в публичном месте - везде, только не дома; и притом разрешается самым разнообразным, почти непредвиденным образом"

Салтыков-Щедрин пришел к выводу, что жизнь требует нового подхода к литературе, а время любовных романов прошло.

Спустя время венгерский литературовед Д. Лукач называет жанр романа "эпопеей обезбоженного мира", а психологию романного героя "демонической"; предметом романа Лукач считает историю человеческой души, проявляющейся и познающей себя "во всяческих приключениях". Основное направление романного жанра ученый видел в "воссоздании души, заблудившейся в пустой и мнимой действительности"

Если соотнести определения Лукача с романом "Господа Головлевы" Салтыкова-Щедрина, то можно отметить соответствие в нем перечисленных направлений, воплотивших в себе и мнимую пустоту, и заблудившиеся души, и стремление героя к воссозданию в пустой действительности самого себя.

Вот исходя из этих позиций мы и можем рассматривать роман не только как социально-психологический и роман - семейную хронику, а как мифопоэтический, синтетически вобравший в себя все аспекты жизни семейства Головлевых, более сложный, чем просто подходящий под одно из этих определений.

Не в последнюю очередь поразительность книги Салтыкова объясняется наличием в ее повествовательной ткани разного рода библеизмов (цитат, сюжетов, образов из Библии), мифологических мотивов и образов, которые одни только обладают способностью конкретную ситуацию, реальности исторического времени переводить в сферу "вечных" этических проблем, тем самым предопределяя в произведении выход на философский уровень художественного обобщения. Поэтому вполне закономерным было бы обратиться к рассмотрению этих важных компонентов поэтической системы писателя, тем более, что в щедриноведении этот аспект "Господ Головлевых" еще не получил должного освещения. Библейский и мифологический пласты в произведении становятся объектом специального рассмотрения в литературоведении только начиная с 1980-х годов. Долгое время в основном один финал и давал повод говорить о непосредственной связи салтыковской хроники с текстом Священного Писания, а также о реализации в ней библейских мотивов. Только сравнительно недавно появились работы (причем, весьма немногочисленные), в которых исследователями выявляются новые библейские параллели, присутствующие в щедринском тексте, и определяется их функциональное назначение. Тем не менее, обнаруженные случаи обращения писателя к библейскому пласту так и не исчерпывают всего огромного корпуса привлекаемых писателем библейских аллюзий и реминисценций, используемых автором мифологем.

Список литературы

 

  1. ПРОЗОРОВ В.В. Салтыков-Щедрин. М., 1988.121с.
  2. ПРОПП В.Я. Поэтика. // ПРОПП В.Я. Собрание трудов. - [Т.1.] Поэтика <фольклора>. - М.: Лабиринт, 1998. - С.24-92.
  3. ПРОСКУРИНА Т.Д. Семья в произведениях русских писателей: Учеб. пособие. - Белгород: Изд-во БелГУ, 2004. - 236 с.
  4. РАКИТИНА Л.М. К вопросу о евангельских мотивах в произведениях М.Е. Салтыкова-Щедрина. //

Похожие работы

< 1 2 3 >