Социалистическая политико-правовая идеология во второй половине XIX в.

Информация - Социология

Другие материалы по предмету Социология

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



вивалось под сильным влиянием лассальянских идей, воплощенных в программе “Всеобщего германского рабочего союза”. Под воздействием лассальянства вторая рабочая партия, созданная в г. Эйзенахе в 1869 г. (“эйзенахцы”), взяла наименование “социал-демократическая”, а также включила в свою программу пункт о государственной помощи производственным товариществам и назвала свою газету “Народное государство”. В 1875 г. “Социал-демократическая рабочая партия Германии”, руководство которой (Бебель, Либкнехт) сочувствовало идеям марксизма, договорилась с “Всеобщим германским рабочим союзом” об объединении на съезде в г. Гота. Подготовленная к съезду программа содержала ряд идей Лассаля, которые Маркс подверг уничтожающей критике в работе “Критика Готской программы”. В этой работе Маркс, отвергая идею “свободного государства”, подчеркивает значение революционной диктатуры пролетариата. Предметом полемики были и другие проблемы.

Политико-правовые идеи Лассаля и его последователей во многом совпадали с программой Маркса и Энгельса. Главным отличием лассальянства от марксизма было принципиальное отрицание форсированной замены капитализма социализмом при помощи насилия и принуждения. Кроме того, значительно отличались от учения Маркса и Энгельса о классовой сущности политической надстройки взгляды Лассаля на сущность и формы государства. В области политико-правовой программы наиболее сложным было соотношение взглядов лассальянцев и марксистов на всеобщее избирательное право.

Здесь следует отметить, что взгляды Маркса и Энгельса на всеобщее избирательное право не оставались неизменными. Под завоеванием демократии в “Манифесте коммунистической партии” понималось, по словам Энгельса, именно завоевание всеобщего избирательного права. В 40 50-е гг. Маркс и Энгельс полагали, что в таких странах, как Англия, всеобщее избирательное право непосредственно дает политическую власть пролетариату, составляющему большую часть населения. Результаты революций 1848 1849 гг. и последующее развитие представительной системы в капиталистическом обществе привели к пересмотру ими прежних взглядов:

“Имущий класс господствует непосредственно при помощи всеобщего избирательного права... писал Энгельс в 1884 г. Всеобщее избирательное право показатель зрелости рабочего класса. Дать большее оно не может и никогда не даст в теперешнем государстве”. Однако эти и аналогичные суждения, отчасти продиктованные потребностями полемики с лассальянством, были вновь пересмотрены в 1895 г. Ссылаясь на результаты избирательной реформы и успехи социал-демократов в рейхстаге, Энгельс писал, что всеобщее избирательное право рабочие Германии “превратили из средства обмана, каким оно было до сих пор, в орудие освобождения... Повсюду немецкий пример использования избирательного права, завоевание всех доступных нам позиций, находит себе подражание”. Германская социал-демократия выработала формы и методы парламентской деятельности, ставшие образцом для социал-демократических партий других стран. По словам Энгельса, голосующие за социал-демократов миллионы избирателей и члены их семей составляют решающий “ударный отряд интернациональной пролетарской армии”. Рост этого “ударного отряда” ведет к тому, указывал Энгельс, что социал-демократия в Германии гораздо больше преуспевает с помощью легальных средств, чем с помощью нелегальных или с помощью переворота.

Однако идеология социальной демократии не во всем совпадала с марксизмом. Случилось так, что к концу XIX в. программные документы немецкой социал-демократии содержали явные противоречия: их теоретическая часть в духе идей марксизма осуждала капитализм и обосновывала его низвержение в результате пролетарской революции; практические же требования программ не выходили за пределы реформ, совместимых с развитием капитализма и социализацией гражданского общества. Энгельса тревожило увлечение части руководства германской социал-демократии легальной парламентской деятельностью, направленной на проведение частных реформ, оппортунистическое преувеличение надежд на государственную помощь рабочему классу. В 90-е гг. Энгельс сетовал, что в Германии суеверная вера в государство проникла в сознание многих рабочих. “В последнее время социал-демократический филистер опять начинает испытывать спасительный страх при словах: диктатура пролетариата, писал Энгельс. Хотите ли знать, милостивые государи, как эта диктатура выглядит? Посмотрите на Парижскую коммуну. Это была диктатура пролетариата”. Тогда же Энгельс счел необходимым опубликовать работу Маркса “Критика Готской программы”, в которой Маркс, порицая “бесконечную демократическую трескотню”, утверждал, что Готская программа “сплошь отравлена свойственным лассальянской секте верноподданическим отношением к государству”. Руководство германской социал-демократии глубоко переживало опубликование этой работы, содержащей резко отрицательную оценку Лассаля и многих его идей. Старые члены партии, а также огромное большинство более молодых ссылались на то, что начатки социалистических знаний и первый восторг перед социализмом они впитали из произведений Лассаля, учителя и передового борца немецких социалистов. В центральном органе германской социал-демократической партии в связи с опубликованием “Критики Готской программы” утверждалось:

“Немецкие социал-демократы не являются ни марксистами, ни лассальянцами, они социал-демократы”.

4. Политико-пр

s