Социалистическая политико-правовая идеология во второй половине XIX в.

Информация - Социология

Другие материалы по предмету Социология

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



он видел в поглощении личности общиной.

Народы Европы разработали два великих начала, доведя каждое из них до крайних, ущербных решений: “Англосаксонские народы освободили личность, отрицая общественное начало, обособляя человека. Русский народ сохранил общинное устройство, отрицая личность, поглощая человека”. Главная задача в том и состоит, чтобы соединить права личности с общинным устройством: “Сохранить общину и освободить личность, распространить сельское и волостное self-government (Самоуправление. Прим. авт.) на города, на государство в целом, поддерживая при этом национальное единство, развить частные права и сохранить неделимость земли вот основной вопрос русской революции тот самый, что и вопрос о великом социальном освобождении, несовершенные решения которого так волнуют западные умы”.

Герцен уделял большое внимание способам осуществления социальной революции. В его произведениях немало суждений о неизбежности насильственного низвержения капитализма: “Сколько социализм ни ходит около своего вопроса, у него нет другого разрешения, кроме лома и ружья”. Однако Герцен отнюдь не был сторонником обязательного насилия и принуждения: “Мы не верим, что народы не могут идти вперед иначе, как по колена в крови; мы преклоняемся с благоговением перед мучениками, но от всего сердца желаем, чтоб их не было”.

В период подготовки крестьянской реформы в России в “Колоколе” выражались надежды на отмену крепостного права правительством на выгодных для крестьян условиях. Но в том же “Колоколе” говорилось, что если свобода крестьян будет куплена ценой пугачевщины то и это не слишком дорогая цена. Самое бурное, необузданное развитие предпочтительнее сохранения порядков николаевского застоя.

Надежды Герцена на мирное решение крестьянского вопроса вызвали возражения Чернышевского и других революционных социалистов. Герцен отвечал им, что Русь надо звать не “к топору”, а к метлам, чтобы вымести грязь и сор, скопившиеся в России. “Призвавши к топору, пояснял Герцен, надобно овладеть движением, надобно иметь организацию, надобно иметь план, силы и готовность лечь костьми, не только схватившись за рукоятку, но схватив за лезвие, когда топор слишком расходится”. В России нет такой партии; поэтому к топору он звать не будет, пока “останется хоть одна разумная надежда на развязку без топора”.

В те же годы Герцен разрабатывал идею избрания и созыва всенародного бессословного “Великого Собора” Учредительного собрания для отмены крепостничества, узаконения пропаганды социалистических идей, законной борьбы против самодержавия. “Каково бы ни было первое Учредительное собрание, первый парламент, подчеркивал он, мы получим свободу слова, обсуждения и законную почву под ногами”. Начиная с Герцена идея Учредительного собрания стала органической частью социально-революционной и демократической идеологии России.

Разочарование результатами реформы 1861 г. усилило революционные настроения Герцена. Однако ему было ясно, что если с помощью революционного насилия можно упразднить самодержавие и остатки крепостничества, то построить социализм таким способом невозможно: “Насильем можно разрушать и расчищать место не больше. Петрограндизмом(3) социальный переворот дальше каторжного равенства Гракха Бабефа и коммунистической барщины Кабе не пойдет”. В статье “К старому товарищу” (1869 1870 гг.) Герцен спорит с Бакуниным, продолжавшим принимать страсть разрушительную за страсть творческую(4). “Неужели цивилизация кнутом, освобождение гильотиной составляют вечную необходимость всякого шага вперед?”

Государство, церковь, капитализм и собственность осуждены в научной среде так же, как богословие, метафизика и прочее, писал Герцен; однако вне академических стен они владеют множеством умов. “Обойти вопрос понимания так же невозможно, как обойти вопрос о силе”. Из развалин буржуазного мира, разрушенного насилием, снова возникает какой-нибудь иной буржуазный мир. Попытка быстро, с ходу, без оглядки перейти от современного состояния к конечным результатам приведет к поражениям; революционная стратегия должна искать наиболее короткие, удобные и возможные пути к будущему. “Идя без оглядки вперед, можно затесаться, как Наполеон в Москву, и погибнуть, отступая от нее”.

Герцен обращал особое внимание на “международное Соединение работников” (т.е. МТР, Интернационал) как на “первую сеть и первый всход будущего экономического устройства”. Интернационал и другие соединения работников “должны становиться вольным парламентом четвертого состояния”. “Серьезный характер их, писал Герцен о конгрессах МТР, поразил врагов. Сильное их покоя испугало фабрикантов и заводчиков”.

Одним из предметов разногласия Герцена и Бакунина был вопрос о государстве.

В теории “русского социализма” Герцена проблемы государства, права, политики рассматривались как подчиненные главным социальным и экономическим проблемам Эпоху чисто политических революций Герцен относил к пройденным этапам человеческой истории; преобразования форм государств и конституционных хартий исчерпали себя. У Герцена немало суждений о том, что государство вообще не имеет собственного содержания оно может служить как реакции, так и революции, тому, с чьей стороны сила. Комитет общественного спасения разрушал монархию, революционер Дантон был министром юстиции, самодержавный царь стал инициатором освобождения крестьян. “Этой государственной силой, писал Герцен, хотел воспол

s