Соучастие в совершении престуления

Одним из основополагающих принципов уголовного права является индивидуальная ответственность лица за совершение преступления. Согласно ст. 8 УК лицо может быть

Соучастие в совершении престуления

Курсовой проект

Криминалистика и криминология

Другие курсовые по предмету

Криминалистика и криминология

Сдать работу со 100% гаранией

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение

Глава 1. Понятие соучастия в преступлении

  1. Понятие соучастия в преступлении в истории уголовного законодательства в России
  2. Современное представление об институте соучастия в преступлении

Глава 2. Объективные и субъективные признаки соучастия в преступлении

  1. Объективные признаки соучастия в преступлении
  2. Участие в преступлении двух или более лиц
  3. Совместность деятельности лиц, участвующих в преступлении
  4. Субъективные признаки соучастия в преступлении
  5. Умышленное участие двух или более лиц в совершении преступления
  6. Совершение лицами умышленных преступлений

Глава 3. Виды соучастников преступления, формы соучастия и ответственность соучастников

  1. Виды соучастников преступления
  2. Исполнитель
  3. ПодстрекательОрганизатор
  4. Пособник
  5. Формы соучастия
  6. Соучастие без предварительного сговора
  7. Соучастие с предварительным сговором
  8. Организованная группа
  9. Преступное сообщество
  10. Ответственность соучастников

Заключение

Список использованной литературы

Введение.

 

Одной из проблем, претерпевающих научные исследования, является, несомненно, институт соучастия. В числе лиц, совершающих преступления, лица, действующие в соучастии, превышают одну треть. Соучастие в преступлении, на мой взгляд, является одним из основных институтов уголовного права как дисциплины, науки, отрасли права.

Вопрос о понятии соучастия, несмотря на большую литературу, до настоящего времени относится к числу спорных. Почти каждый автор, касавшийся проблем соучастия, предлагал свое, пусть немного да отличающееся от других определение соучастия. А ведь от объема и содержания этого понятия в конечном счете зависит решение всех других вопросов. Определение соучастия, которое полно отражает характерные признаки совместной преступной деятельности, позволяет правильно ориентировать деятельность правоохранительных органов в их борьбе с преступлениями, совершаемыми в соучастии, способствует четкому отграничению таких преступлений от индивидуальной преступной деятельности и, тем самым, укреплению законности в борьбе с преступностью.

«Качество» уголовно-правовых норм коренится в надлежащем теоретическом осмыслении, правильном отражении в них обобщенного представления об однотипных деяниях, признаваемых обществом опасными для его существования или надлежащего функционирования и потому запрещаемых законом под страхом наказания. Именно поэтому изучение эффективности уголовно-правовой охраны общественных отношений должно основываться как на исследовании действующего законодательства и практики его применения, так и на глубоком и всестороннем анализе тех предпосылок, той конкретной жизненной реальности, которая вызвала уголовно-правовой запрет к жизни и которая одна только и наполняет правовые нормы определенным содержанием.

Цель выполнения данной работы является систематизация и закрепление знаний в области Общей части уголовного права, изучение и исследование понятия, признаков соучастия в преступлении, рассмотрение видов соучастников, форм соучастия, а также ответственности соучастников, развитие навыков самостоятельной работы. Задачами является практическое знание института соучастия в преступлении, ознакомление с судебной практикой по делам, связанным с соучастием преступления.

Эмпирическую основу работы составляют выводы исследователей, работавших над проблемой соучастия, материалы опубликованной судебной практики, а также собственные обобщения автора.

Глава 1. Понятие соучастия в преступлении.

 

Исследование института соучастия невозможно без исторического обзора. Это позволит более полно понять природу соучастия.

Еще римское право различало виновников (rei, rei principales) и пособников (ministri, participes, satellites), упоминало отдельно о подстрекателях. Однако различию этому не придавалось никакого существенного значения, так как по общему правилу все участники подвергались равному наказанию за совершенное преступление. Лишь в позднейший императорский период за отдельные преступления, да и то в виде исключения, допускалось уменьшение ответственности участников.

В некоторых ранних правовых системах идея соучастия вообще отвергалась. Иудеи придерживались следующей максимы: «По вопросу преступления никто не может быть представлен другим лицом». Рассуждения, которые привели к такому выводу, могут выглядеть следующим образом: совершение преступления накладывает на преступника особую печать. Это означает, что его руки оказались «замаранными» преступлением. Оказание помощи, дача советов, указаний и даже приказов могут быть упречными, поскольку они облегчают процесс совершения преступления, но они как бы не накладывают такой печати на соучастника.

На протяжении всей истории развития отечественного уголовного права, начиная с первого крупного исследования профессора О. С. Жиряева, институт соучастия является одним из наиболее сложных и дискуссионных в учении о преступлении и в целом в теории уголовного права. и в целом в теории уголовного права. Еще известный российский ученый Г.Е.Колоколов отмечал, что соучастие составляет венец общего учения о преступлении и справедливо считается труднейшим разделом уголовного права.

  1. Понятие соучастия в преступлении в истории уголовного законодательства России.

 

История соучастия в преступлении ведет свои корни еще с того момента, когда вообще возникло понятие преступления, за которое лица, его совершившие, должны были понести наказание.

Уже в древнейших памятниках нашего права мы находим некоторые указания на соучастие в имущественных преступлениях, а именно в кражах. Так, «Русская Правда» говорит: «Аже крадет кто скот в хлеву или клети, то же будет один, то платить ему 3 гривны и 30 кун; будет ли их много, сем по 3 гривны и по 30 кун платить» (Троицкий список, ст. 37).

«Аже крадет скот в поле, или коз, или овец, или свиней, 60 кун; будет ли их много, то всем по 60 кун» (ст. 38). «Аже крадет гумно или жито в яме, то колика их будет крало, то всем по 3 гривны и по 30 кун» (ст. 39). Из этих постановлений видно, что «Русская Правда» признавала два главных положения: а) преступление в полном объеме вменялось каждому из соучастников; б) ответственность всех соучастников была одинакова безотносительно к характеру и степени участия каждого.

При этом закон говорил только о физических виновниках, но не упоминал об интеллектуальных, хотя в летописях встречаются указания и на ответственность последних. Так, Никоновская летопись говорит, что при Ярославе новгородцы наказали раба, оклеветавшего епископа Луку Жидяту: «...урезаша ему нос и обе руки отсекоша и побежа в немцы, сице и его лукавым советникам».

Кроме соучастия «Русская Правда» говорит и об укрывательстве виновных, но везде рассматривает его как самостоятельный проступок.

«Или холоп ударит свободного мужа, а убежит в хором, а господин начнет не дати его: то холопа поять, да платит господин за него 12 гривен» (Троицкий список, ст. 58; список академический, ст. 16). Таковы же постановления об указании пути бежавшему холопу или о даче ему хлеба (Троицкий список, ст. 106).

Таким образом, можно с определенными оговорками утверждать, что еще задолго до УК Франции 1810 года, главной заслугой которого считается исключение из соучастия любых форм прикосновенности, «Русская Правда» в общем виде успешно разрешала эту основную проблему соучастия.

Русские Судебники обходили вопрос о соучастии молчанием, как и вообще учение об элементах преступления, но в отдельных губных грамотах обращалось внимание на лиц, прикосновенных к преступлению, в особенности при разбое. Так, говорится о тех людях, к которым разбойники приезжают, о «подводе» или «по-норовке» разбойникам, о поклаже и продаже разбойной рухляди и т.п. (губная Белозерская грамота 1539 г., вторая Белозерская грамота, уставная книга разбойного приказа).

Соборное уложение 1649 года довольно часто говорит об участниках, хотя и не представляет строго выработанной системы.

Субъектами преступления могли быть как отдельные лица, так и группа лиц. Закон разделял их на главных и второстепенных, понимая под последними соучастников.

Во всяком случае, из его отдельных статей можно вывести следующее:

1) все совместно совершившие преступление наказывались наравне: «...а будет кто сын или дочь отцу своему или матери смертное убийство учинят с иными с кем, а сыщется про того допрямо и по сыску тех, которые с ними такое дело учинят, казнить смертью без всякой пощады»;

2) интеллектуальные виновники безусловно наказывались наравне с физическими: «...и того кто на смертное убийство научал и кто убил, обоих казнить смертью»;

3) что же касается пособников, то в одном случае, а именно при наезде на чей-либо двор скопом или заговором, сопровождающимся убийством, виновный в таковом наказывается смертью, а «товарищей его всех бить кнутом, сослать куда государь укажет»; «если же кто из этих воровских людей в те поры кого ранит, и того, кто ранит, у одного отсечь руку, а товарищей его, которые с ним приезжали, бить кнутом и дать на поруки, чтобы им впредь так не воровать, а если при наезде никакого вреда не произошло, то все наказываются поровну кнутом».

В Воинском уставе Петра I правила равной ответственности соучастников были господствующими: «...что один через другого чинит, почитается так, якобы он сам то учинил»; «...оные, которые в воровстве, конечно, вспомогали или о воровстве

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>