"Просвещенный абсолютизм" Екатерины II

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ям".

И это не было лицемерием или нарочитой позой, рекламой или честолюбием. Екатерина действительно мечтала о государстве, способном обеспечить благоденствие подданных. И, по моему мнению, с этой задачей она успешно справлялась. Свойственная веку Просвещения вера во всемогущество человеческого разума заставляла царицу полагать, что все препятствия к этому могут быть устранены путем принятия хороших законов. Российское же законодательство была крайне запутанным. Формально все еще продолжало действовать Соборное Уложение 1649 г., но за прошедшие с тех пор более 100 лет было издано множество законов и указов, зачастую не согласующихся друг с другом. Хотя при Петре I, а затем при его преемниках предпринимались попытки создать новый свод законов, но всякий раз по тем или иным причинам этого сделать не удавалось.

Екатерина взялась за эту грандиозную задачу по-новому: она решила созвать выборных представителей от сословий и поручить им выработать новое Уложение. В течении двух лет она трудилась над программой своего царствования и предложила ее в 1767 г. в форме "Наказа", в котором впервые в истории России были сформулированы принципы правовой политики и правовой системы.

"Наказ" состоял из 20 глав, к которым потом добавилось еще две, главы делились на 655 статей, из них 294 были заимствованы из тракта Ш. Монтескье "О духе законов"; 104 из 108 статей в десятой главе взяты из тракта Ч. Беккариа "О преступлениях и наказаниях". Тем не менее "Наказ" является самостоятельным произведением, выразившим идеологию российского "просвещенного абсолютизма".

"Наказ" торжественно провозглашал, что цель власти состоит не в том, "чтобы у людей отнять естественную их вольность, но чтобы действие их направить к получению самого большего ото всех добра". Вместе с тем Екатерина предусмотрительно отмечала: "Для введения лучших законов необходимо потребно умы людские к тому приуготовить". На этом основании она предписывала: "Государь есть самодержавный; ибо никакая другая, как только соединенная в его особе власть, не может действовать сходно с пространством толь великого государства". Вольность в понимании Екатерины означала "право все то делать, что законы позволяют". Свобода в ее представлении вполне сочеталась с неограниченным самодержавием. Таким образом, взгляды императрицы отнюдь не полностью совпадали с идеями Монтескье, мечтавшего об ограниченной, конституционной монархии. Скорее, они приближались к взглядам тех просветителей (в частности Вольтера), которые предпочитали абсолютизм, но с просвещенным монархом. Гарантией от превращения такого монарха в деспота должны были послужить органы управления, стоящие между народом и верховной властью и действующие на основе законности. Идея была заимствована опять-таки у Монтескье, но при этом - совершенно искажена. Французский философ представлял эти "посредующие власти" относительно независимыми от престола, а у Екатерины они создаются и действуют исключительно по воле монарха.

Значительно решительнее императрица высказывалась за реформу судопроизводства. Она отвергала пытки, лишь в исключительных случаях допускала смертную казнь, предлагала отделить судебную власть от исполнительной. Вслед за гуманистами просветителями Екатерина провозглашала: "Гораздо лучше предупреждать преступления, нежели наказывать".

Однако все рассуждения о свободе довольно странно звучали в стране, где значительная часть населения находилась в крепостной зависимости, фактически в рабстве. Императрица уже в 1762 г., почти сразу после вступления на престол, издала Манифест, в котором однозначно заявила: "Намерены мы помещиков при их имениях и владениях нерушимо сохранять, а крестьян в должном им повиновении содержать". Указы 1765 и 1767 гг. еще больше усилили зависимость крепостных от их господ.

И все же Екатерина видела в крепостном праве "несносное и жестокое иго", "человеческому роду нестерпимое положение", чреватыми серьезными потрясениями для государства. Правда, и "генеральное освобождение" она считала несвоевременным и опасным, а для "приготовления умов" к освобождению императрица за 34 года своего царствования раздала генералам, сановникам и фаворитам около 800 тыс. казенных крестьян обоего пола, распространила крепостное право на Украину.

В духе "Наказа" проходило и его обсуждение. Еще в период работы над ним Екатерина показывала свое произведение сподвижникам и под влиянием их замечаний сожгла добрую половину написанного. Однако главное обсуждение этого документа намечалось на заседании специальной Комиссии для кодификации законов.

Комиссия начала свою работу 30 июля 1767 г. "Наказ" был выслушан с восхищением, некоторые депутаты даже прослезились. Тогда и было принято решение преподнести императрице титулы Великая, Премудрая, Мать Отечества. Впрочем, когда 12 августа делегация депутатов представилась с этой целью Екатерине, императрица сказала: "Ответствую: на Великая - о моих делах оставляю времени и потомству беспристрастно судить, Премудрая никак себя таковой назвать не могу, ибо один Бог премудр, и Матерь Отечества - любить Богом врученных мне подданных я за долг звания моего почитаю, быть любимой от них есть мое желание". Тем не менее, именно с этого момента уже современники будут называть её "Великой".

Хотя комиссия в дальнейшем была распущена, она всё же имела важное значение, так как её члены ознакомили Ек

s