Содержание учебных дисциплин в риторических школах Галлии IV - V вв.

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ии, услышав, как профессор объясняет Законы XII таблиц (Похвала Консентию. 449). К знаменитым галльским юристам V в. относились также Марцеллин из Нарбона и Тетрадий из Арелаты (Арля) (Aпoл. Похвала Консентию. 465; Ep.III. 10). Характер преподавания права в риторических школах Галлии представить сложно. По аналогии с известными нам юридическими школами в Берите (совр. Бейрут) и Константинополе (Стамбул) мы можем предположить, что на занятиях по праву изучалось римское законодательство с древнейших времён (Авз. Гриф о числе три. 60) до последних законодательных актов императоров. Студенты, видимо, анализировали высказывания прославленных юристов и разрозненные императорские конституции, которые были собраны в крупнейших памятниках римской юридической мысли -Институциях Гая (III в.), позже - в Кодексе Юстиниана (VI в.). С азами в области права, приобретёнными Авзонием в его риторической школе, мы знакомимся по стихотворению Гриф о числе три. Авзонию известны Законы XII таблиц - первое письменное римское законодательство середины V в. до н.э. Он помнит законы о возмещении утраченного, о сохранении и приобретении имущества [10] (Три интердикта гласят о владенье: Откуда исторгнут силой - один, Где бы ни был, - другой, и Каких достояний -62 - 63). Он знает три пути достижения свободы: по рождению, по отпущению на волю и по завещанию, а также три способа лишения её: через отнятие гражданства, личной свободы и жизни (64). В послании К Феону, с приглашением в гости Авзоний упоминает ещё один древний закон, дававший ответчику на явку в суд время из расчёта: один день на 20 миль в пути [11].

Таким образом, правовая подготовка, полученная не в специализированных юридических школах, должна была вооружить выпускников необходимыми для их повседневной жизни знаниями в области юриспруденции. В то же время не следует забывать, что риторические школы подготавливали не только городских ораторов, но также адвокатов и государственных чиновников. Авзоний, рассказывая о своих преподавателях, неоднократно подчёркивает, что некоторые из них прославились не только как риторы, но и как адвокаты, на форуме победные, например, Латин Алким Алетий в Бурдигале (Profes. 2, 7), Эмилий Магн Арборий в Толозе (О родных. 3, 13 - 14). Некоторые даже возглавляли провинциальное судопроизводство (Profes. 5, 29). Следовательно, выпускникам риторических школ было достаточно имеющихся у них юридических знаний, чтобы выигрывать судебные процессы и даже вершить суд. При комментировании образцовых текстов студенты, как и учащиеся грамматических школ, сталкивались с географической, исторической, мифологической информацией, поэтому преподаватели должны были помочь своим воспитанникам преодолеть возникающие при изучении содержания текстов трудности, связанные с их толкованием. Специальных учебных дисциплин история или география в риторических школах не было, поэтому нет ничего удивительного, что выпускники имели самые общие, порой сомнительные с точки зрения науки знания в этих областях. Для Сидония география воспринималась как перечень гор, рек, городов и стран, упоминавшихся в литературных произведениях. Изложив в стихах историю Рима до I в. (песни VII, 55 - 166; II, 440 - 478), он одновременно продемонстрировал нам свои географические познания. Реку Ганг он переносит из Индии в Аравию, индийцев смешивает с жителями Африки -эфиопами, скифов отождествляет с гуннами и помещает то на Дунай, то на Дон (Танаис). Даже описывая Германию, граничащую с Галлией, он допускает ряд географических неточностей. Авзоний, в отличие от Аполлинария Сидония, более точен в своих географических экскурсах, так как он укладывает в стихи информацию только о хорошо известном ему географическом пространстве.

К истории оба автора относятся как к области нравственной философии, этике, которая должна воспитывать подрастающее поколение на примерах добродетели, любви к отечеству и формировать представления о добре и зле. Такие взгляды были сформированы под влиянием творчества Квинтилиана -знаменитого римского преподавателя, автора трактата Воспитание оратора, который считал историю разновидностью ораторского жанра, но предназначенную своим высоким стилем возвышать душу читателя (Quint. X. 1, 311). Подобное восприятие истории не способствовало появлению исторических исследований. Гораздо более актуальными становились краткие извлечения (бревиарии), сокращения (компендиумы), которые могли служить показателем энциклопедической образованности и, вместе с тем, не содержали претензий на научную скрупулёзность и глубокий анализ фактов, событий, процессов (см. к примеру, Авз. О героях, О двенадцати цезарях по Светонию). Таким образом, структура образовательного процесса в риторических школах, их учебные планы и программа были направлены на трансляцию знаний, формирующих эрудированного человека, достойного признания элитарного круга за любознательность и энциклопедизм, заслуживающего похвал за широкий кругозор. Риторическая школа прививала любовь к познанию, интерес к дотошной, ювелирной филологической деятельности. Она вооружала практическими умениями: анализировать лингвистические тонкости литературных произведений, сравнивать, подготавливать сообщения, комментарии, выступления. Она развивала навыки интеллектуальных видов деятельности. Неудивительно поэтому, что многие выпускники риторических школ смогли сделать блестящую карьеру. Аполлинарий Сидоний до принятия духовного звания вращался в высших сферах императорского Рима. Его умение писать панегирики не только прославило его, но и позволяло получить немало наград: статую в Риме, придворный чин, высокую должность префекта Рима. Поэт из Галлии Рутилий Намациан занимал высокие посты начальника ведомств и префекта города Рима [12]. Аттий Тирон Дельфидий до начала преподавательской карьеры в Бурдигале был префектом претория и наместником провинции (Aus. Profes. 5, 15 - 30). Риторические школы, как справедливо подметил М. Гаспаров, обеспечивали единство взглядов и художественных вкусов [13]. В этом проявлялось их теоретическое предназначение. В практическом плане они полностью удовлетворяли потребности поздней империи в чиновниках, юристах, администраторах. Поэтому бесполезными или никчёмными занятия в риторических школах нельзя назвать, хотя такое мнение представлено в историографии [14]. Более того, рост служебной карьеры происходил быстрее, если человек владел искусством речи, особенно - даром писать стихи, и именно эти интеллектуальные задатки развивала риторическая школа, её профессора.

Примечания

1. См.: Ярославский педагогический вестник. 2002. № 4.

2. Все ссылки на сочинения Авзония сделаны по изд.: Поздняя латинская поэзия / Пер. М. Гаспарова, М. Грабарь-Пассек, Ю. Шульц, В. Брюсова. М., 1982. С. 37 - 188; Аполлинарий Сидоний также цит. по изд.: Поздняя латинская поэзия. С. 543 571.

3. Конечно, надо иметь в виду, что и Авзоний, и Аполлинарий Сидоний занимались самообразованием, но отделить этот пласт образованности от того, что достигался обучением в школах третьей ступени, не представляется возможным.

4. Беркова Е.А. Влияние школы на формирование литературных вкусов Сидония Аполлинария // Вопросы античной литературы и классической филологии / Отв. ред. М.Е. Грабарь-Пассек. М.,1966. С.368.

5. Цит. по.: Ешевский С.В. К. С. Аполлинарий Сидоний. Эпизод из литературной и политической истории Галлии V века. М., 1855. С. 12.

6. Там же. С. 14.

7. Поздняя латинская поэзия. Указ. изд. С. 630.

8. Поздняя латинская поэзия. Указ. изд. С. 630.

9. Ешевский С.В. Указ. соч. С.5.

10. Поздняя латинская поэзия. Указ. изд. С. 630.

11. Там же. С. 636.

12. Рутилий Намациан. Возвращение на Родину // Поздняя латинская поэзия. Указ. изд. С. 5 15.

13. Гаспаров М. Введение // Поздняя латинская поэзия. Указ. изд. С. 13.

14. Брюсов В. Великий ритор. Жизнь и сочинения Децима Магна Авсония // Русская мысль. Кн. III. М., 1911. VIII. С. 12; Общая история европейской культуры / Под ред. И.М. Гревса, Ф.Ф. Зелинского, Н.И. Кареева, М.И. Ростовцева. Т. VII. История Франции в раннее средневековье. Спб., 1913 С. 233 - 234; Ешевский С.В. Указ. соч. С. 25 и 33; Савукова В.Д. Состояние латинской образованности в Галлии периода падения Римской империи // Вопросы античной литературы и классической филологии / Отв. ред. М.Е. Грабарь-Пассек. М., 1966. С. 351.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта