Современная религиозная ситуация в России глазами "Русского репортера"

Курсовой проект - Журналистика

Другие курсовые по предмету Журналистика

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ренности традиционными конфессиями, следует отметить большую нацеленность на разнообразные духовные искания. Причем это характерно для кризисных периодов общественного развития, создающих, в частности, питательную почву для активизации деструктивных псевдорелигиозных течений.

Если собственно религия, как мировоззрение, исчерпала ресурсы своего расширения, то возможности социального и нравственного воздействия религии на образ жизни людей, их общественно-политические ориентации и поведение весьма значительны. Этому способствуют много факторов, в том числе общественная нестабильность, затяжной моральный и социальный кризис, отсутствие понятных народу светских концепций выхода из него; историческая память народа о патриотической деятельности Церкви в самые трудные переломные периоды, выступления конфессий в защиту прав и достоинства простых людей, против распространения отрицательных явлений - бездуховности, цинизма, коррупции, наркомании и т.д.

Религиозные организации активно используют эти возможности, что резко повышает их общественно-политический авторитет. Осуществляя многообразную социальную деятельность, они отстаивают свое понимание широкого круга сугубо светских проблем - политики и экономики, культуры и экологии, науки и образования, межнациональных и международных отношений.

Стоит отметить, что РПЦ, как и другие массовые традиционные религиозные организации, позитивно влияет на поддержание и культивирование нравственных ценностей, сохранение и развитие национальной культуры, поддержание гармоничных межэтнических отношений, обеспечение стабильности общества, его цивилизационной идентичности, что крайне актуально для сегодняшней России, находящейся в периоде реформ. Более 65% респондентов признает авторитет конфессиональных организаций в социальных и моральных вопросах и, очевидно, хочет, чтобы религиозно-нравственные начала воздействовали на реальную деятельность многих светских политиков. Не случайно во всех опросах религиозные организации по степени доверия занимают лидирующие места, далеко опережая политические партии или средства массовой информации. Но значительная часть респондентов различных мировоззренческих и конфессиональных групп при положительном отношении к возросшему авторитету и социально-нравственному влиянию религиозных организаций хотела бы ограничить их именно рамками морали и нравственности, исключив прямое вмешательство в сферы, лежащие вне их компетенции.

 

Глава 3. Анализ статьи Очень маленькая вера

электронный еженедельник религиозный статья

5 апреля 2011 года в еженедельнике Русский репортер вышла статья Дмитрия Соколова-Митрича на исследуемую тему об изменениях в структуре Русской Православной Церкви, и о ее взаимоотношениях с современным обществом. Статья называлась Очень маленькая вера.

Журналист объехал семь городов России, чтобы поговорить с людьми, имеющими непосредственное отношение к РПЦ: священнослужителями, благотворителями и иными. Интерес к данной тебе был вызван, в первую очередь, тем, что влияние Церкви, как говорилось выше, вышло за пределы храмов и приходов и усиленно набирает обороты. Церковь активно сотрудничает с властью, политикой, бизнесом, общественными организациями и муниципальными учреждениями. Не всех это устраивает. Если раньше многие антиклерикалы не высказывали своих протестов, поскольку религия никак не касалась их жизни, а ограничивалась только стенами храма, то сейчас религия участвует во многих сферах светской жизни и вызывает настороженность или раздражение неверующей части населения страны. Как сказал Всеволод Чаплин, Этим людям всегда очень нравились полуразрушенные храмы - именно потому, что они полуразрушенные. Они могут любить церковь лишь как маленького беззащитного котенка, которого можно погладить и пожалеть. Теперь же, когда церковь выросла и окрепла, эти люди никак не могут смириться, что мы открыты для всех, а не только для их единомышленников.

Кроме того, в связи с переменой отношений Церкви с обществом, произошли изменения и в структуре самой РПЦ. С момента интронизации патриарха Кирилла основной тезис его выступлений - Русская православная церковь прошла этап строительства и восстановления, теперь наступает период всеобщего воцерковления, второго Крещения Руси. Естественно, Русский репортер не мог обойти такую важную во многих отношениях тему.

Автор статьи - Дмитрий Соколов-Митрич - заместитель главного редактора журнала "Русский репортер", известный репортер и публицист. Выпускник факультета журналистики МГУ. Автор трех документальных фильмов и пяти книг. Лауреат премий "Искра", "Гонг", "Правый взгляд", "Премии правительства Москвы". Сам себя он называет новым словом технический христианин. Он так определяет это понятие: Они все это (вопросы веры, религии и греха) знают, понимают и даже принимают. Но делают по-своему. Потому что офисная жизнь, потому что телевизор, потому что бизнес, потому что жизнь такая. В библейской терминологии технические христиане - это знающие, но не исполняющие. А грех человека знающего гораздо тяжелее греха, совершенного по неведению. Статья в достаточной мере отражает его собственную характеристику.

Журналист задался целью осветить назревшую проблему реформации внутрицерковной жизни. Начало разговора идет из Белгородской епархии. Этот край сам архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн охарактеризовал так: Когда меня сюда назначили, здесь был край непуганых коммунистических оленей, столица красного пояса. На человека в рясе тут смотрели как на врага народа. За время его служения край изменился кардинально. Люди просто чувствовали, что у них украли что-то очень важное, и они себе это важное вернули, - по-своему объясняет первый замгубернатора Олег Полухин. - Именно церковь делает из населения народ, а из разрозненных администраторов - государство. Симфонию этих двух ветвей власти мы и пытаемся построить в отдельно взятом регионе. Изменения коснулись в основном административных органов и некоторых муниципальных учреждений, в т.ч. многочисленных местных ВУЗов. Студенты этих ВУЗов создали страничку в сети ВКонтакте под названием Против духовной безопасности, где протестуют против насильственного воцерковления. Чем больше я слушаю злых студентов, тем больше не понимаю, зачем их добрые оппоненты заставляют Бога тягать неподъемные камни. Они прекрасно понимают, что христианство, в отличие от коммунизма, можно растить только в себе самом. И возникает ощущение какой-то жуткой духовной небезопасности оттого, что все эти люди из епархии и областной администрации, сами уверовав в Бога абсолютно естественным путем, теперь почему-то изо всех сил стараются воцерковить окружающих путем неестественным, - подытоживает журналист.

Он продолжает тему антиклерикализма: Злость и скепсис белгородских студентов не получается назвать явлением исключительно местным или возрастным. Социологи, эксперты, да и сами священнослужители отмечают в последнее время повсеместный рост антиклерикальных настроений. Разговор в данном случае идет о тайных разговорах на кухнях-трапезных со священниками и мирянами в разных епархиях страны. Основные тезисы этих разговоров:

Страна изверилась, из Церкви идет отток верующих.

Процветает феодализм и бюрократия.

Голос снизу абсолютно ничего не решает.

Нет духовных лидеров, зато всюду одни функционеры.

Соклов-Митрич поговорил не только с оппозицией, но и с теми, кто занимается реорганизацией функциональной системы, в т.ч. с председателем Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата протоиереем Всеволодом Чаплиным и руководителем контрольно-аналитической службы при Патриархии игуменом Саввой Тутуновым. Вывод автора неутешительный: РПЦ - это все-таки не одна церковь, а две. И живут они в параллельных мирах, на самых разных уровнях, от рядового священства до высших иерархов. Первая - это собственно христианство, живое и настоящее, вторая - христианство функциональное, бодрое и мертвое. Функционал-христиане не похожи на тех, кто растворен в теле Христовом. Скорее они смотрят на него как хирург на пациента под наркозом. Как нам обустроить церковь? - такой вопрос в принципе не может задать христианин живой и настоящий. Он сформулирует его иначе: Как моя вера обустроит меня самого? На смену универсальной христианской личности приходят тактики, для которых церковь - инструмент. Вирус десакрализации стремительно пожирает православие в России, делает его обыкновенной социальной сетью, некоей формой организации в меру осмысленных или бессмысленных слов и действий.

В конце статьи журналист рассказывает о ситуации в Красноярском крае. Его интервьюируемые: протоиерей Геннадий Фаст, клирик Спасо-Преображенского монастыря в Енисейске Алексий Зырянов, настоятель Крестовоздвиженского собора в Лесосибирске Димитрий Харцыз. Она не отличается от того, о чем было сказано выше. Исключением можно назвать только отца Геннадия Фаста, который наотрез отказался говорить о своем конфликте с архиереем (в отличие от других собеседников автора).

Подытожил Соколов-Митрич свою статью показательным примером: В Лесосибирском музее современного христианского искусства действительно искусство, действительно современное и действительно христианское. И библейские сюжеты в стиле супрематизма - это еще не самые смелые экспонаты. Но больше всего обжигает сознание картина Бегство Лота, написанная в реалистической манере. На ней запечатлен момент, когда жена праведника Лота, ослушавшись Бога, обернулась, чтобы взглянуть на гибнущие Содом и Гоморру, и превратилась в соляной столп. Осторожно, это картина-ловушка! Потому что Лотова