Советизм, нацизм, исламизм и примкнувший к ним леволиберализм

Курсовой проект - Философия

Другие курсовые по предмету Философия

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



нной в "Завтра". С 1999 он - советник спикера Думы Геннадия Селезнева, рекомендовавшего включить "геополитическую доктрину в программу российских школ". С 1997 года Дугин сотрудничает с журналом министерства Обороны РФ "Ориентиры", чуть позже становится председателем "Центра геополитических экспертиз" при Совете по национальной безопасности. В течение трех лет он преподавал в Академии Генштаба Российской армии, где до сих пор учатся по его учебнику "Основы геополитики. Геополитическое будущее России".

Уже при Путине в мае 2001 года состоялся учредительный съезд движения "Евразия". В связи ли с профессиональной родословной президента или по существу самого события - создания такого движения - российские комментаторы писали о поддержке "Евразии", "которая идет через региональные организации спецслужб… Причем это не только финансы, но и нужные связи, оказание содействия, доступ к соответствующей информации со всеми вытекающими последствиями" / "Версия" № 19, 29 мая-4 июля, 2001/. Дугин подтверждает: "Да, у нас есть значительное число ветеранов спецслужб. Это пассионарные, умные и деловые люди - элита нашего государства" / "Независимая газета" № 22, 2001/. Альянс организационный предполагает единомыслие. Лозунг съезда "Освободить Европу от американской политической, экономической и культурной оккупации!" встретил понимание в опорных для движения кругах. "Идеи евразийства, - писала та же "Версия"- в грубой антиамериканской форме в среде высокопоставленных чекистов сегодня действительно присутствуют".

Кто же призван противостоять экспансии "американского мирового порядка"? Следуя своему кредо интегрального традиционалиста, Дугин провозгласил Союз традиционалистов всех конфессий. Особое место в этом союзе предназначается мусульманам.

При всем этом на учредительном съезде Евразии не обошлось без евреев - свои приветствия от евреев России прислал Берл Лазар, а из Израиля - Авраам Шмулевич. Этим декларативным выступлениям предшествовали любопытные публикации в прессе - российской и израильской. 30 января 2001 года в "Независимой газете" публикуется статья израильского экстремиста, осужденного за противоправные действия Авигдора Эскина, призывающего российских и израильских идеологов объединить усилия в разработке неоевразийского проекта, "отторгающего приверженность тупиковым либеральным мондиалистским привязанностям прошлого". В январе же в приложении к израильской газете "Вести" печатается большое интервью Шмулевича с Дугиным, следующее интервью, тоже взятое Шмулевичем, публикуется в приложении к "Новостям недели" 1 марта. Эта же газета в номере от 29 марта, то есть за месяц до учредительного съезда Евразии, перепечатывает еще одно интервью Дугина из интернет-издания "Русский журнал". Во всех этих материалах основная тема - отношение евразийства и самого Дугина к Израилю и к евреям. Как крайний противник западной либерал-капиталистической цивилизации, "в основе которой принято различать еврейские черты", Дугин негативно относится к прозападно ориентированным евреям, признавая, что они составляют большинство евреев галута. Но с последователями "иудейского традиционализма и фундаментализма" он выражает полную солидарность. Также положительно он относится к "религиозному сионизму, к еврейским социалистическим тенденциям". И вообще с израильтянами, которые "мыслят себя не гражданами мира, а гражданами своей собственной страны, … у русских патриотов очень много общих точек соприкосновения. И самое главное - общий враг: новый мировой порядок, утилитарный планетарный плавильный котел…Наше общее обращение к евразийской логике может дать колоссальные результаты". Какое же место в этом по евразийски обустроенном двуполярном мире отводится террористическому исламизму? У Дугина готова для него антиамериканская индульгенция: события 11 сентября объясняются, заявил он в телеинтервью, естественной, хотя, быть может, чрезмерной реакцией против однополярного мира, устроенного по американской модели.

"Кому выгоден теракт?" называлась статья Дугина по поводу теракта в театре на Дубровке. "Евразийская логика", обращение к которой сулит израильтянам "колоссальные результаты", работает в полную силу. "Это была, - утверждает Дугин, - настоящая попытка переворота, учиненная той частью американского истеблишмента и кадровых сотрудников ЦРУ, которые опасаются, что при Путине Россия воспрянет…" Так с помощью своей "конспирологии" Дугин пытается противодействовать наметившемуся было сближению России с Америкой. Впрочем, Дугин этого и не скрывает. Своими надеждами он делится с единомышленниками, выступая на Всемирном русском народном соборе. "Но стоит задуматься, не эфемерно ли сближение России с Америкой, последовавшее после трагедии 11 сентября, так ли уж прочна и надежна широкая антитеррористическая коалиция, на которую мы уповаем. Не рассыплется ли она, если выпадет из нее один кирпич?

Необязательно арабский. Выпасть может и Россия - все зависит от того, кем в конечном итоге формируется государственная идеология". Вот это "одеяло" - формирование государственной идеологии - Дугин стремится перетянуть на себя. Есть ли у него шансы на это? Российский историк Евгений Мороз в своей работе "Соблазняющие власть: евразийский фантом" приходит к выводу, что неоевразийство "по разным причинам очень привлекатель

s