Системные основы правосубъектности в приложение к естественным правам биологических видов

Информация - Юриспруденция, право, государство

Другие материалы по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



оте. То есть вносит весомый имущественный вклад в экономику конкретных отраслей индустрии. Вклад этот допускает стоимостную оценку, что является важной предпосылкой установления гражданских правоотношений с ЭЛ. При этом изъятая часть популяции изначально выступает собственностью самой популяции в составе ЭЛ, если, конечно, признать наличие правоспособности, затем отчуждается в обязательном порядке согласно установленным нормативам и правилам (подобно налогам, которые должен выплачивать даже недееспособный ребёнок).

Сам промысел или сельскохозяйственная эксплуатация породы представляется юридическим фактом, в рамках которого "экологический правосубъект" вступает в обычные отношения собственности с другими правосубъектами. Специфика этих отношений состоит в том, что биологическиё конгломераты исполняют имущественные обязанности чаще всего "натуральным продуктом". Некоторые иные виды отношений менее распространены, хотя и не исключаются полностью, например, - использование гужевого транспорта.

Все животные, обитающие на планете, могут в зависимости от необходимости (не всегда это оправдано) приобретать правоспособность в составе ЭЛ за некоторым исключением. Вряд ли целесообразно будет наделять правовым статусом болезнетворные организмы, способные только вызывать массовую гибель других биологических организмов (например, вирусы СПИДа).

Таким образом, мы приходит к пониманию юридического статуса у некоторых биологических конгломератов.

Современная практика, несомненно, обгоняет свою теоретическую основу права в части понимания правоспособности биологических конгломератов и неявно оперирует составными экологическими правосубъектами.

В первую очередь это относится к биологическому виду "Homo sapiens" (человек разумный). Ведь в декларации "прав человека" собственно человек правоспособен просто как биологический вид в целом.

Несмотря на то, что разумное человечество существовало и до ХХ столетия, только сейчас (юридически) недееспособный биологический вид "человек разумный" приобрёл дееспособных "опекунов" в лице Организации объединённых наций (ООН) и других международных общественных организаций, пекущихся о правах человека. В данном случае опекаемый "человек разумный "составляет "скрытую" правовую систему, подверженную только трансцендентальному восприятию. Однако практика доказывает факт существования этой скрытой системы, холические интересы которой не совпадают ни с интересами конкретных личностей, ни с интересами корпораций*. Задача состоит распространить подобную практику также на взаимоотношения между другими популяциями или биологическими видами.

И в данном случае практика делает заметные шаги в этом направлении. Для иллюстрации стоит снова упомянуть, например, "концепцию о защите биологического разнообразия".

Законодатель всегда совершает ошибку, принимая только опекуна недееспособного лица за правосубъекта в целом. Это весьма распространённая практика, которая, тем не менее, часто позволяет эффективно решать назревшие проблемы. Однако развитие гуманоидной цивилизации фактически исчерпало возможности этого метода. Уместно обратиться к истории.

Естественные закономерности эволюции социумов в направлении усложнения государственности изначально порождают правовую формулу, в которой человек, как система естественно ограниченная и яркая, приобретает ведущее значение. В архаичных правовых моделях только личность видит законодатель в качестве носителя правосубъектных признаков.

Однако развитие хозяйственной деятельности неизбежно приводит к необходимости учёта специфических интересов некоторых составных хозяйствующих субъектов, объединяющих интересы группы "физических" лиц. Общий (холический) интерес этой системы иногда оказывается настолько не похожим на интерес составляющих эту группу правосубъектов, что система права, основанная на понимании правосубъектности только физических лиц, становится неэффективной по форме, и плохо отражает сущность устанавливающихся отношений. Тогда то и возникает потребность использовать составных правосубъектов, в частности "юридическое лицо", в качестве правовой категории, что можно проследить уже в римском праве.

Тем не менее, пример Англии показывает, что весьма эффективное право может быть выстроено и без яркой формулировки категории юридическое лицо. Обозначение составного правосубъекта может осуществляться иными, хотя и более громоздкими способами. Однако потребности современной практики обусловливают неизбежную динамику английской правовой системы к полной ассимиляции категории ЮЛ.

Аналогично развитие объективных правовых отношений ставит человечество перед фактом необходимости ещё более полного учёта коммунальных интересов различных социально значимых составных правосубъектов, имеющих непосредственное отношение к хозяйственной деятельности, - биологических конгломератов, среди которых "человек разумный" представляется всего лишь равноправным членом, обладающим общими правами и обязанностями. Актуальность решения этой задачи возрастает по мере расширения антропогенного вмешательства в глобальные биологические процессы нашей планеты. Историческая тенденция в развитии составных правосубъектов неизбежно должна сопровождаться соответствующей модификацией права. В этом ракурсе ущемление со стороны хозяйствующего человека интерес

s