Системные основы правосубъектности в приложение к естественным правам биологических видов

Информация - Юриспруденция, право, государство

Другие материалы по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ваются во многом нереализованными, что, на наш взгляд, свидетельствует о недостатках именно теоретических основ права. Мы склоняемся к этому предположению, даже не смотря на интенсивную законотворческую деятельность в сфере охраны окружающей среды (3-14). Эти усилия разумного человечества по предотвращению экологической катастрофы через совершенствование закона с одной стороны иллюстрируют актуальность самой проблемы, а с другой - бессилие современного права решить эту проблему путём поверхностных усовершенствований существующей системы экологического права.

Можно попытаться предложить альтернативу, которая может получить некоторое обоснование с позиций "общей теории систем".

Идея состоит в формировании составных "экологических субъектов права", включающих популяцию или вид животных в качестве необходимого составного элемента наряду с разумным опекуном.

В настоящее время "опекунские" функции в природоохранной деятельности являются прерогативой государства. Государство назначает опекунов для живой природы (например, рыбинспекцию), обозначая правила их поведения в природоохранной деятельности в виде ведомственных инструкций. Критическим моментом здесь является правовая монополия государства, которое рассматривает все биологические организмы, обитающие на его территории, как объектов своей собственности. Из-за чего государство может защитить природу от всех, кроме самого себя. На практике получается так, что эффективность охраны природы находится в прямой зависимости от "добросовестности" чиновников. Право должно нарушить эту монополию в пользу "опекаемых" биологических конгломератов.

Для этого популяция или вид животных (или даже отдельное животное, если вид занесён в Красную книгу) должны приобрести опекунов не только в лице государства, но и физических лиц или юридических лиц, получивших лицензию и осуществляющих эту деятельность на профессиональной основе. В таком сочетании в составном юридическом лице присутствуют и недееспособный элемент, подобный новорожденному ребёнку, - вид или популяция животных в целом, а также разумный элемент - опекун, выступающий в качестве юридического представителя экологического лица (ЭЛ) в правовых отношениях. В данном случае приходится учитывать, что популяция или вид животных представляют собой "неяркие системы" с нечёткими границами. Однако это свойство не является принципиальным, поскольку, как мы пытались показать, абсолютно точных границ не может иметь ни одна система.

В этой схеме одна и та же популяция (или вид животных) при необходимости приобретает нескольких опекунов, помимо обязательно государства, ещё - и полноценно дееспособное лицо, получившее лицензионное право на осуществление целей профессиональной деятельности.

В чём состоят эти цели? Их может быть множество, при наличии двух основных:

Во-первых, - в правовой защите жизненных и имущественных интересов ЭЛ, участвующих в хозяйственной деятельности человечества (популяции промысловых животных) или получающих ущерб в результате этой деятельности (например, вытеснение аборигенной флоры и фауны с мест обитания).

Во-вторых, - получение материального вознаграждения дееспособными профессиональными участниками ЭЛ в соответствии с нормативами, устанавливаемыми государством для этого вида деятельности.

Рассмотрим несколько самых важных моментов, обозначающих правовой статус "экологических лиц".

Может показаться парадоксом, что естественные природно-биологические конгломераты могут иметь некоторые аналогии прав и обязанностей человека обозначенные в конституции.

Например, виды и популяции имеют "право на жизнь", что камуфлируется в известной правовой концепции "защиты биологического разнообразия" (3). В этом положении окольными путями законодатель пытается объяснить миру, что животные и растения имеют это право, начиная с уровня биологического вида. Если допустимо промышленное изъятие части популяции для потребительских целей, то полное уничтожение вида в сущности является обыкновенным "убийством" одновременно и "геноцидом".

Виды и популяции имеют "право на жилище", которое защищается многими нормативными актами, например в гл. 26 УК. Здесь это озвучено в форме запрета на уничтожение "критических мест обитания животных".

Фактически некоторые виды животных приобретают право и на собственность, что отражается в существовании специализированных фондов восстановления их численности.

Нетрудно при желании обнаружить ещё несколько конституционных аналогий, которые составляют права биологических видов. Поэтому предоставим эту увлекательную работу читателю и быстрее перейдём к обязанностям.

Популяции "обязаны" обеспечивать взаимное сосуществование в биотопах. Самой яркой иллюстрацией этого отношения является массовый промысел некоторых животных, например, рыб в северных морях. В данном случае биологический вид обязан обеспечивать существование человека. В сельском хозяйстве это отношение просматривается на уровне взаимодействия человека с холическими конгломератами животных, составляющих породу. В изъятии части популяции или части животных составляющих вид или породу для потребительских целей присутствует неявная аналогия с гражданскими правоотношениями.

Популяция, если её рассматривать как источник пищевого и промышленного сырья, фактически участвует в хозяйственном обо

s