Система региональной политики Китайской Народной Республики по отношению к Синьцзян-Уйгурскому автономному району

Курсовой проект - Экономика

Другие курсовые по предмету Экономика

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ьной политики, имевших место за время становления СУАР, весьма поучителен и заслуживает дальнейшего изучения.

 

Динамика государственной политики КНР по отношению к Синьцзян-Уйгурскому автономному району

 

В целях упорядочения национальных отношений, наполнения конкретным содержанием политики районной национальной автономии в 80-е гг. в КНР развернулось законодательное строительство, в ходе которого были внесены коррективы и дополнения в Конституцию КНР 1982 г., касающиеся некоторых принципиальных вопросов национальной политики.

На этой базе разработан и в 1984 г. вступил в силу Закон КНР о районной национальной автономии. В законе об автономии конкретизированы, расширены и дополнены соответствующие положения Конституции. Районная национальная автономия определялась как основная политика КПК в решении национального вопроса и важный компонент политической системы государства [12, с.24];

Принятию Закона об автономии предшествовала широкая полемика в руководящих кругах Китая. Как отмечалось в статье Ди Жунькуня, в конце 50-х гг. составление проекта Закона было прервано из-за левацких тенденций в руководстве Китая, в результате чего работа над проектом Закона возобновилась только в начале 80-х гг. В 50-е гг. проект Закона редактировался 8 раз, а с 1980 г по 1984 гг. - 22 раза. В процессе работы над проектом Закона самым сложным оказалось согласование его положений с требованиями соответствующих центральных министерств и ведомств, у которых была своя позиция относительно работы в национальных районах.

По закону об автономии административным органам районов национальной автономии предоставлялась возможность на практике реализовывать свои права и полномочия, представленные Конституцией. В этом плане закон об автономии стал шагом вперед по сравнению с аналогичного рода законодательством КНР 50-х гг.

Наибольшую сложность представляло создание условий, позволяющих органам власти районов национальной автономии реально воспользоваться своими правами самоуправления. По оценке китайских ученых, органы самоуправления обычно пребывали в положении пассивных исполнителей распоряжений вышестоящих инстанций, и автономность администрации самоуправляющихся территорий оказывалась сильно стесненной. [Там же, с. 24];

Кроме того, признавалось, что вышестоящие властные структуры чрезмерно вмешиваются во все детали работы органов самоуправления. Подобная сверхцентрализованная система власти, - отмечалось в средствах СМИ, - уже не отвечает задачам дальнейшего политического экономического и культурного развития Китая в целом. [Там же, с. 24]; Отсутствие четко оговоренных прав органов самоуправления в китайском законодательстве и общий жесткий контроль сверху, особенно в экономической сфере, по признанию китайской печати, сковывают действия местных органов власти национальных районов и сильно затрудняют реализацию ими формально предоставленных прав и преференций.

Особенностью Закона об автономии являлось то, что принципы политики районной национальной автономии излагались в самой общей форме, и предусмотреть всю специфику и все национальные особенности было нереально. В определенной степени это компенсировалось включением в Закон об автономии статьи, в соответствии с которой прерогатива разработки местных положений об автономии возлагалась на национальные районы при общем руководстве и контроле со стороны центра.

С принятием Закона об автономии в национальных районах начался процесс разработки подзаконных актов. Вошедшие в силу документы несколько расширили полномочия органов самоуправления, создали определенные гарантии реализации прав самоуправления, обеспечивали большее внимание к национальной специфике и защиту интересов неханьских национальностей. Так практикуется обязательное замещение руководящих постов в органах самоуправления представителями титульных национальностей.

Утверждалось право органов самоуправления модифицировать указания, постановления и прочие распоряжения вышестоящих государственных органов, или приостанавливать их исполнение, если они не отвечают реалиям данного района национальной автономии. При этом принятые местные положения об автономии и другие местные законы не должны входить в противоречие с Конституцией КНР или Законом об автономии и обязательно должны согласовываться с вышестоящими инстанциями.

К концу 90-х гг. было принято 62 закона , касающиеся национального вопроса. Примерно 1/5 административных законоположений, утвержденных Госсоветом КНР, также была направлена на решение национальных проблем, среди которых принятые в 1993 г. Положение о работе органов власти в национальных волостях и Положение о решении проблем неханьских национальностей в городах. [12, c 25]; Примером местного законотворчества может служить такой нормативный акт, как Дополнительное положение Синьцзян-Уйгурского автономного района по исполнению Закона КНР о браке (1983 г.), по которому минимальный брачный возраст граждан неханьской национальности составляет 20 лет для мужчин и 18 для женщин, в то время как для ханьцев он составляет 22 года и 20 лет соответственно. Кроме того, согласно этим же законам, в СУАР разрешено иметь уйгурам и другим неханьским национальностям двух и трех детей.

Последние 20 лет Китай проводит в Восточном Туркестане все более жесткую политику ассимиляции. Хотя при этом нарушаются китайские законы и междуна

s