Система предвозрожденческих идей Данте

Курсовой проект - Литература

Другие курсовые по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



борьбе городов-коммун с абсолютистскими притязаниями знати, в захватнических стремлениях жадных заальпийских соседей. Движение мысли Данте к овладению всей суммой знаний его времени не шло наперекор традициям средневекового мышления, склонного к энциклопедическим обобщениям, но в этом движении ясно вырисовывалась та черта, которая свидетельствовала о наступавших новых временах, черта непокорной и взыскательной личности, утверждающей себя и свои предвосхищения будущего в окружении уже остановившейся в своем историческом развитии, формальной и застывавшей культуры.

Хотя Данте и прилежно изучал схоластику, и придерживался той, средневековой философской мысли, которая носила богословский характер, все же возникновение и создание "Комедии" были предопределены не отвлеченными назидательно-аллегорическими намерениями поэта и не замкнутой в себе системой схоластического мировоззрения, а конкретными и действенными предпосылками окружающей жизни и личной судьбы поэта. Его глубоко волновали царящие в мире неправда, политическое коварство властителей, козни, жестокие столкновения и безжалостные войны. Повсюду зло, везде несправедливость. Главная мечта Данте мир на земле, и его отсутствие было самой главной его душевной болью.

Таким образом, фантастическое путешествие по загробному миру было лишь способом "возвысится над повседневной болью". "Возвысится над повседневной болью", т.е. он хотел построить мир, где можно было бы решать и находить выход из проблем безболезненно? Но, несмотря на все аллегорические фигуры и "божественность" той вымышленной страны, по которой поэт ведет читателя, анализ текста поэмы заставляет признать, что Данте, в сущности, был реалистом. Следовательно это можно считать зачатками реалистических идей того времени.

И он, показывает реальную жизнь, в своих идеях внутреннего голоса, изложенного через "Комедию", тогда как многие другие закрывали глаза на происходящее. Они хотели видеть светлое завуалированное добротой будущее. Но это был лишь самообман. "Обман, который всем сердцам знаком, Приносит вред и тем, кто доверяет, и тем, кто не доверился ни в чём" (Ад XI, 52). А кто на то время мог дарить ту "доброту и мир" людям? Конечно же, церковь. И естественно, добродетель свою, они продавали, поэтому поэт жестоко их осуждает и говорит "Торчи же здесь; ты пострадал за дело; и крепче деньги грешные храни..." (Ад, XIX, 97).

За алчность, Данте, бросает пап и церковнослужащих вверх ногами в специально отведённый ров в кругу обмана "из каждой ямы грешник шевелил Торчащими по голени ногами, А туловищем в камень уходил" (Ад, XIX 22). Получается он посягнул на "святая святых"? И был против церкви? По мнению автора, скорее всего здесь выражено с громадной силой одно из глубочайших противоречий поэта. Убежденный в том, что он борется за церковь, за ее чистоту, Данте клеймит главу церкви - папу, высший средневековый авторитет, как грязного корыстолюбца. Можно предположить, что автор поэмы, хотел обличить и изменить духовное верховенство, как говорится "рыба гниет с головы", то, следовательно, изменилась бы в лучшую сторону и жизнь "низов". Человечество пойдёт путем мира и обретет рай в загробной жизни. К чему и призывал Данте. Он обличает не только Николая и Бонифация - целый ряд пап сменяют друг друга в аду. Это первый смелый шаг в литературе к разрушению "духовной диктатуры" католической церкви.

Так кто такой Данте Алигьери из Флоренции, чтобы как равный говорить с кардиналами, чтобы поучать столпов церкви, а иногда и поносить их? Это лицо, это открытая личность, которая видела, как епископы и священники погрязли в стяжательстве, и мало кто думает о спасении души, но все гонятся лишь за выгодой. И поэтому он уверяет, " о том, что я кричу во весь голос, остальные либо шепчут, либо бормочут, либо думают, либо мечтают". В "Раю" последствия передачи светского правления папам выражены со зловещим лаконизмом прорицания: "… от этого погибнуть может мир" (XX, 60). Вот реальное состояние духовенства, ведь это говорил сам апостол Петр. И еще о падении церкви:

 

"…О доброе начало,

В какой конечный впало ты разврат"

(Р., ХХVII, 59-60).

 

И почти бунтарский призыв к богу:

 

"О божий суд, восстань на нечестивых!" (Р., ХХVII, 57).

 

Но, быть может, самое примечательное в райской речи апостола это ее концовка, обращение к Данте, который мы уже имели случай привести в другой связи:

 

"И ты, мой сын, сойдя к земной судьбе

Под смертным грузом, смелыми устами

Скажи о том, что я сказал тебе!"

(Р., ХХVII, 64-66).

 

Несомненно, можно сделать вывод о том, что поэт задавался вопросами: Кто же кого творит? Кто кем командует? Кто от кого зависит? А ответы он вложил в уста полумифического апостола, тем самым, призывая современников создать то, что было не по силам совершить всемогущим силам небесным.

Критика ожиревшей церкви и освящаемого ею порядка проходит красной нитью через райские речи почти всех выдающихся святителей, выступающих в царстве небесном, царстве "любви, покоя и мира". Аналогично завершает свою речь и Петр Дамьяни. И так же в последней строке почти негодующее требование к богу:

"Терпенье божье, скоро ль час расплаты!" (Р., XXI, 135).

И это восклицает (в Раю) один из виднейших святителей средневековой церкви, ближайший сподвижник неистового Гильдебранда папы Григория VII!

Именно в связи с принятием "дара" "то

s