Система персонажей романа Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"

Курсовой проект - Литература

Другие курсовые по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



он был твердо убежден, что в войне всех против всех он будет в числе победителей. Восторженность и мечтательность Лужин никогда не принимал всерьез, к тому же восторженные мечтатели явно потерпели поражение в только что закончившейся политической и социальной битве; по Лужину, это и не могло быть иначе. Из всего движения шестидесятых годов он извлек один урок: обогащайтесь!

Собеседники Лужина, Раскольников и Разумихин, живо раскусили его, живо поняли, что он превращает принцип общего блага, исповедуемый социалистическими молодыми поколениями, в, принцип социальной антропофагии, исповедуемый нарождающейся русской буржуазией.

Достоевский был великий мастер монологов, диалогов и бесед многих лиц. Он обрывает начатую нить теоретического социально-философского разговора и перебрасывает ее на всех интересовавшую тему загадочного убийства Алены Ивановны, тайну которого пока что знал лишь один Раскольников. Новое направление разговора вызывает, казалось бы, весьма разумное и актуальное замечание Лужина. Не говорю уже о том, - продолжает он, - что преступления в низшем классе, в последние пять лет, увеличились; не говорю о повсеместных и беспрерывных грабежах и пожарах; страннее всего то для меня, что преступления и в высших классах таким же образом увеличиваются и, так сказать, параллельно (6; 134).

Лужин приводит примеры, взятые из уголовной хроники начавшегося пореформенного периода: студент ограбил почту, люди из достаточной и образованной среды подделывают деньги и облигации, в главных участниках один лектор всемирной истории и т.д. и т.д. Да и Алена Ивановна убита человеком не из низов, потому что мужики не закладывают золотых вещей, резонно заканчивает он.

Лужин теряется в объяснении причин фактов, пугающих его, как собственника.

Разумихин дает ответ, хотя и окрашенный в славянофильско-почвеннические тона, но в основе своей верный: возмущающая Лужина уголовщина растет из обуявшей всех западной жажде денег, из той же самой идеологии и психологии, которыми до краев наполнен Лужин.

Лужин делает неосторожный ход; человек середины, человек общих мест, он, вопреки только что проповеданной им теории, изрекает обывательски-лицемерную сентенцию: Но, однако же, нравственность? И, так сказать, правила... (6; 135).

И тут Раскольников, с торжеством, ловит и добивает его:

Да об чем вы хлопочете?.. По вашей же вышло теории!.. доведите до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать.... Лужин протестует, Зосимов считает, что его пациент хватил через край, Лужин высокомерно парирует: На все есть мера... экономическая идея еще не есть приглашение к убийству.... А правда ль, что вы, - завершает круг Раскольников, - правда ль, что вы сказали вашей невесте... что всего больше рады тому... что она нищая... потому что выгоднее брать жену из нищеты, чтоб потом над ней властвовать... и попрекать тем, что она вами облагодетельствована?.. (6; 135).

Разумихин и Раскольников рассудили верно: убийство из-за денег, грабеж откровенный или прикрытый, покупка жены - в нравственном отношении явления одного и того же порядка. Лужин не имеет ничего общего и с исканиями новой правды и новой справедливости. Лужин - примазавшийся. Лужин - человек чужого, противоположного и враждебного лагеря, использующий, когда ему выгодно и до тех пор, пока ему это выгодно, и новые идеи.

Даже Андрей Семенович Лебезятников и тот отмежевывается от Петра Петровича Лужина - Достоевский проводит между ними разграничительную черту. Лебезятников, - читаем мы в романе, - ...тоже начинал отчасти не терпеть своего сожителя и бывшего опекуна Петра Петровича... Как ни был простоват Андрей Семенович, но все-таки начал понемногу разглядывать, что Петр Петрович его надувает и втайне презирает и что не такой совсем этот человек. Лебезятников пробовал излагать Лужину систему Фурье и Дарвина, но Петр Петрович слушал как-то уж слишком саркастически, а в самое последнее время - так даже стал браниться (6; 253). А ведь Лебезятников - только карикатура, только передатчик с третьего голоса мировоззрения, с которым хочешь не хочешь, а приходилось считаться и с которым Лужин действительно не имел никаких точек соприкосновения.

Лужин - человек того лагеря, к которому принадлежал франт, преследовавший на бульваре обманутую и обольщенную девушку. И даже хуже. Франт был обуян похотью, Лужин - страстью к наживе, он действовал по строгому расчету выгод и невыгод, по которому погубить или сожрать человека ему ничего не стоило. Лужин оклеветал Соню и обвинил ее в краже, чтобы устроить свои дела, чтобы дискредитировать Раскольникова и вернуть себе этих дам. В мелодраматической и в то же время трагической сцене рассерженный, возмущенный Лебезятников разоблачает подлость Лужина и тем окончательно доказывает, что между Лужиным и нигилизмом, даже в самых вульгарных формах, la Eudoxie Кукшина (из Отцов и детей), нет ничего общего, что между ними пропасть. Разумихин говорит Дуне: Ну, пара ли он вам? О, боже мой! Видите... хоть они у меня там все пьяные, но зато все честные, и хоть мы и врем, потому ведь и я тоже вру, да довремся же наконец и до правды, потому что на благородной дороге стоим, а Петр Петрович... не на благородной дороге стоит... (6; 186).

Они - это участники вечеринки, на которую приглашен был и Раскольников, социалисты, анархисты, почвенники, Порфирий Петрович, наконец, люди с тревожной совестью, в ошибк

s