Система персонажей романа Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"

Курсовой проект - Литература

Другие курсовые по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



вал деньги на те сиротские заведения, в которых она была патронессой.

Свидригайлов и Раскольникову предлагает средства для бегства в Америку. Сосредоточенный на мысли о своем вояже (то есть на намерении застрелиться), он тем не менее заботливо собирает необходимые для ребятишек документы, вручает их Соне, да и самой Соне оставляет еще добавочно три тысячи. Свидригайлов устраивает судьбы униженных, почти что уже раздавленных жизнью, с величайшей деликатностью и тактом, не добиваясь ни благодарности, ни доброй памяти о себе. Он убеждает скромную и некорыстную Сонечку:

Вам, вам, Софья Семеновна, и, пожалуйста, без особенных разговоров, потому даже мне и некогда. А вам понадобятся. У Родиона Романовича две дороги: или пуля в лоб, или по Владимирке... Ну, как выйдет Владимирка - он по ней, а вы ведь за ним? Ведь так? Ведь так? Ну, а коли так, то, значит, деньги вот и понадобятся. Для него же понадобятся, понимаете? Давая вам, я все равно что ему даю (6; 352).

Свидригайлов вносит благую лепту в подготовку условий, долженствующих в будущем вернуть и Раскольникова в нормальную колею.

Свидригайлов хорошо понимает людей, и он использует последние дни и даже часы своей жизни для того, чтоб направить судьбы окружающих в добрую сторону. Он не только делает возможным предстоящее, вслед за Раскольниковым, путешествие Сони в Сибирь, он угадывает и идет навстречу другому ее желанию: выплатить долги Катерины Ивановны.

Свидригайлов практически добр до самой последней минуты, не только по отношению к Соне, Дуне, малолетней невесте, но и по отношению к первым встречным. На завершающем скорбном своем пути он забрел в дешевый увеселительный сад. Писаришки поссорились там с какими-то другими писаришками. Он помирил их и заплатил за пропавшую ложку, послужившую причиной раздора.

Но Свидригайлов не видит путеводной звезды, он не знает цели, к которой надо стремиться, понимает он, что и Раскольников принял за звезду неверный и блуждающий огонь. Сознавая свою негениальность, Свидригайлов экстраполирует свое внутреннее состояние на общество, его породившее, но породившее его общество - в отличие от того, что он думает, - это не народ. Да и он сам заканчивает свою тираду: Сам я белоручка, этого и придерживаюсь....

Несмотря на всю свою физическую мощь, здоровье и храбрость, Свидригайлов не имеет устоев для жизни. Свидригайлов - человек по-своему тонкий и много может понимать. Поразительно, что Достоевский именно ему доверил некоторые свои затаенные мысли. Свидригайлов рассуждает о Петербурге точь-в-точь, как Достоевский в некоторых почвеннических своих статьях, и точь-в-точь, как в авторском тексте его романов. Нехорошо рассказывая о своей невесте (ему пятьдесят, а ей и шестнадцати нет), Свидригайлов вдруг замечает: А знаете, у ней личико в роде Рафаэлевой Мадонны. Ведь у Сикстинской Мадонны лицо фантастическое, лицо скорбной юродивой, вам это не бросилось в глаза? (6; 318).

У Свидригайлова не религиозное отношение к вечности, но и не такое, как у Раскольникова. Раскольников не верит в бога, он возмущен ходом земных дел, но он ищет утешения, ищет, пусть ошибочным и преступным путем, справедливости, осуществления идеала. Стремления к идеалу и вечности сопрягаются, поэтому у него сохраняется возвышенное представление о бесконечности, о вечности. Свидригайлов разочарован до дна, он не верит ни в бога, ни в черта, ни в людей, ни в идеал, для него весь мир детерминированная нелепость - почему бы этой нелепости и не предстать в форме деревенской баньки с пауками?

Свидригайлов нигде не однолинеен, он не так уж однотонно-черен, как это кажется на первый взгляд. При всем его отличии от Дмитрия Карамазова в нем, как и у героя еще не написанных тогда Братьев Карамазовых, заложены две бездны, живут два идеала, идеал Мадонны и идеал Содома. ...Иной, высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его и воистину, воистину горит... Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил - эти слова Дмитрия Карамазова могут быть в известной мере применены и к Свидригайлову. И хоть Содом уже почти совершенно поглотил Свидригайлова, он все же не мог потушить в нем обаяния красоты, как высшего символа женственности и человечности.

Дуня знает, что Свидригайлов не просто злодей, и в то же время понимает, что от него можно всего ожидать. Именем брата Свидригайлов заманивает ее в пустую квартиру, в свои комнаты, из которых никто ничего не услышит: Хоть я и знаю, что вы человек... без чести, но я вас нисколько не боюсь. Идите вперед, - сказала она, по-видимому спокойно, но лицо ее было очень бледно.

Интерпретаторы Преступления и наказания в ницшеанском духе не заметили, что при чисто наполеоновской трактовке идеи Раскольникова они сходятся с Свидригайловым, хотя к мнениям Свидригайлова следует относиться осторожно: Свидригайлов понять Раскольникова по-настоящему не может. Это Свидригайлов низводил Раскольникова полностью к наполеоновской идее, с открываемой ею перспективой заманчивой дьяволовой, личной, эгоистической карьеры. Именно Свидригайлов видел в Раскольникове доморощенного Наполеона, не посмевшего пойти до конца по своему пути.

Тут была тоже одна собственная теорийка, - так себе теория, - по которой люди разделяются, видите ли, на материал и на особенных людей, то есть на таких людей,

s