Система оппозиций в романе Замятина "Мы" как отражение диалектичности сознания героя

Курсовой проект - Литература

Другие курсовые по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



буждения инстинктов Д 503 уподобляется зверю: … лохматыми лапами он грубо схватил её… впился зубами я точно помню: именно зубами (344). Почему именно инстинкты пробуждаются в Д 503 первыми? Так как духовное начало контролирует Единое Государство, то I-330 не остается ничего другого, кроме пробуждения природы человека, которая должна восстать против организованности, разумности. Инстинкты толчок его сознанию, которое пытается дать им обоснование, но не может, так как разум здесь бессилен. Но важен сам факт пробуждения рефлексии сознания. Пока Д 503 продолжает идеализировать Единое Государство, но что-то явно не устраивает его в рационалистичном мире. Чего только стоит вопрос, заданный самому себе: А вдруг он, желтоглазый в своей нелепой, грязной куче листьев, в своей неисчислимой жизни счастливее нас? (368). Да, герой признает эту мысль абсурдной, оставаясь верным идеологии Единого Государства, но сам факт постановки подобного вопроса очень значим, как признак внутренних изменений.

Но противостояние с Единым государством усугубляется, когда он не доносит на I-330? Как того требует закон, хотя он, со свойственной ему логикой, пытается оправдать свой поступок объективными обстоятельствами болезнью. Отметим расширение значения понятия болезнь. Сначала герой просто ищет повод, чтобы не доносить на I-330, но постепенно Д 503 приходит к мысли, что он действительно болен. Все признаки налицо: сны, туман в восприятии жизни, потеря цифроощущения, но обо всем подробнее.

Во-первых, Д 503 начинает видеть сны! Добавим к этому, что до определенного момента он их вообще не видел (жителям Единого Государства сны незнакомы). П Карасев в статье Метафизика сна пишет о том, что главный изъян спящего сознания состоит в лишении интеллектуального зеркала, благодаря которому человек способен оценивать свои действия так, как если бы смотрел на них со стороны. Иначе говоря, днем мы способны не только видеть что-то или думать о чем-либо, но и одновременно (незаметно для себя) оценивать свои мысли и чувства с позиции второго я, представляющего собой неразрывное соединение интеллекта и этики. По мысли автора этой статьи, для сна характерен дефицит рефлексии, бездействие сторожа ума. Именно во сне отключается интеллект Д 503, засыпают этические нормы, вытекающие из идеологии Единого Государства, и он остается один на один с тем, что не поддается разумному истолкованию, что тщательно подавляется во время бодрствования инстинктами. Как объясняет сам Д 503 эту возможность увидеть сон, изобилующий такими яркими цветовыми вспышками? И я знаю: до сих пор мой мозг был хронометрически-выверенным, сверкающим, без единой соринки механизмом, а теперь… Да, теперь именно так: я чувствую там, в мозгу какое-то инородное тело как тончайший ресничный волосок в глазу: всего себя чувствуешь, а вот этот глаз с волоском нельзя о нем забыть ни на секунду (328).

Следующая стадия болезни - потеря цифроощущения. Моя математика до сих пор единственный прочный и незыблемый остров во всей моей свихнувшейся жизни тоже оторвалась, поплыла, закрутилась (374). Возникает образ иррационального корня из -1. Оон становится явью, и то ли во сне, то ли наяву иррациональный величины прорастают сквозь все прочное, привычное, трехмерное, и вместо твердых, шлифованных плоскостей кругом что-то корявое, лохматое… (373). Но это уже не инстинкты. Оппозиция рационального и иррационального приходит на мену оппозиции разума и инстинктов. Для формул иррациональных, для моего корня из -1, мы не знаем соответствующих тел, мы никогда не видели их… Но в том-то и ужас, что эти тела невидимые есть, они непременно, неминуемо должны быть: потому что в математике, как на экране, проходят перед нами их причудливые, колючие тени иррациональные формулы; математика и смерть никогда не ошибаются, и если этих тел мы не видим в нашем мире, на поверхности, для них есть неизбежно должен быть целый огромный мир там, за поверхностью… (373). Перед Д 503 открывается реальность внутреннего мира, того самого камина, теней в глазах I-330. И ещё одно, Д 503 начинают посещать воспоминания, а вот это совсем не подходит жителю Единого Государства, граждане которого лишены исторических связей с прошлым, будущим (нет предков, нет детей).

Д 503 чувствует себя выбитым из привычного течения жизни, отсюда множество аналогий, сравнений, помогающих лучше описать это состояние: я аэро без руля; я один выхлестнут бурей на необитаемый остров, я подвешен за ноги. С этим жить нельзя, поэтому и бросается на лезвия приговор: Плохо ваше дело! По-видимому, у вас образовалась душа (365). Не случайно, следуя авторскому приему выделения в каждом одной яркой детали, в докторе отмечены ножницы губы. Они изрекают приговор, отрезая путь назад, в конечную, рациональную организацию жизни.

Но что такое душа? Сам термин непонятен Д 503. Чтобы его разъяснить, доктор обращается к логическому (математическому) началу героя, объясняя ему через сравнения с понятными явлениями значение понятия душа: Плоскость стала объемом, телом, миром, и это внутри зеркала внутри вас солнце, и вихрь от винта аэро, и ваши дрожащие губы, и ещё чьи-то (366).

Мы видим, что душа соединение некоего стихийного, природного начала (солнце) и разумного, научного (вихрь от винта аэро). Получается: душа не принадлежит ни к миру Единого государства, ни к Лесу она в соединении двух начал. Но где возможно это единение? Оно есть в Д

s