Система городского права Западноевропейского средневековья

Курсовой проект - Юриспруденция, право, государство

Другие курсовые по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



сложившиеся в парижских цехах. Она содержит статуты (то есть уставы или положения) ста различных цехов. Столь дробная дифференциация ремесел была возможна только в таком огромном городе, как Париж. Статуты, как правило, действовавшие на протяжении ряда десятилетий, были между 1261 и 1270 гг. сведены воедино по инициативе парижского прево (главного королевского администратора) Этьена Буало. Думается, здесь не обошлось и без прямого указания короля Людовика IX Святого, прославившегося в истории Франции унификацией законодательства страны. В любом случае, объясняя причину составления "Книги ремесел", Этьен Буало ставит на первое место интересы казны ("Мы опасаемся, не понес бы король ущерба"). Кроме того, составитель предполагает, что при отсутствии законов "...будут в Париже изготовляться и продаваться плохие изделия, и дурные обычаи там укоренятся".

Положения "Книги ремесел" являлись обязательными для исполнения в столице, за их нарушение полагался штраф, часто - весьма значительный.

В "Книге ремесел" регламентируется деятельность многих профессий, в том числе - связанных с историей письменности и книжного дела. В частности, речь идет о профессиях изготовителей табличек для письма, застежек для книг, художников. Конечно, "Книга ремесел" не могла охватить все многообразие профессиональных групп, существовавших в середине XIII в. в столице Франции. Поэтому, например, могли позабыть об изготовителях переплетов, еще не выделившихся в особую ремесленную коллегию. Иной, вероятно, была причина отсутствия в "Книге ремесел" профессии переписчиков книг, - их многочисленная корпорация имела совершенно особый статус и подчинялась Парижскому университету, регламентировавшему ее работу и заодно осуществлявшему цензуру. Писцы, занимавшиеся деловой документацией, имелись в штате государственных и церковных учреждений: они, однако, не образовывали отдельного цеха. Известно, впрочем, что именно в XIII в. в Париже появились писцы, составлявшие особые деловые тексты по заказу желающих, - так называемые публичные нотарии.

Возвращаясь к "Книге ремесел" Этьена Буало, обратим внимание на официально зарегистрированное неравенство членов цеха, повсеместно включавшего полноправных мастеров, подмастерьев и учеников. Для того чтобы стать мастером, человеку требовалась высокая профессиональная квалификация, подтвержденная коллегами. Приведем пример из статута изготовителей застежек для книг:

"Никто не может быть парижским мастером-ремесленником, если он не пробыл в цехе восемь лет или больше. Если кто-либо из подмастерьев или мастеров пришел в Париж, чтобы работать в этом цехе полагается, чтобы он доказал перед мастерами цеха, что он работал по парижским обычаям и кутюмам, а именно, что он проучился восемь или девять лет до того, как стал работать в этом ремесле". В данном случае в стаж работы в цехе, необходимый для получения звания мастера, включается время ученичества. В иных цехах фиксируется и стаж самостоятельной работы: "Никакая ткачиха шелка не может быть мастерицей в цехе прежде, чем она не проработает в нем один год и один день после того, как она прошла срок обучения, чтобы она приобрела больше умения в деле своего ремесла ".

Кроме соответствующего уровня мастерства, будущему полноправному члену цеха требовалась некоторая сумма денег (чтобы открыть собственную мастерскую), которую он мог заработать у своего бывшего учителя или у любого другого мастера. В большинстве цехов, если у человека был необходимый капитал, он имел право сразу стать мастером, минуя статус подмастерья. Однако заработать необходимую сумму было, как правило, непросто, и многие ремесленники годами ходили в подмастерьях (их число в мастерской не ограничивалось). "Каждый мастер, - указывает "Книга ремесел", - имеет право взять столько рабочих, сколько ему будет угодно". Понятно, что многолетние, или, как говорили тогда, вечные подмастерья по существу являлись профессиональными наемными работниками - предшественниками пролетариев.

Но если подмастерье имел достаточно средств, чтобы сделаться мастером, он должен был пройти через определенную процедуру, прежде всего поклясться соблюдать уставы своего цеха. Статут парижских красильщиков начинается словами: "Каждый, кто хочет быть в Париже красильщиком ... может им быть свободно, лишь бы он знал ремесло, имел средства и работал по обычаям и кутюмам цеха, которые таковы..." (Далее идет список обязательных для красильщика правил.)

Учитывались и нравственные качества будущего члена цеха. Например, пункт статута гласил; "Ни один пуговичник не имеет права начать ремесло пуговичника, не поклявшись перед парижским прево в своей верности ". Клятву от кандидата принимали выбранные из мастеров должностные лица (в различных цехах они назывались по-разному: "присяжные", "старшины", "прюдомы"), в обязанности которым вменялось отсеивать морально несостоятельных претендентов. Конечно, данная норма приобретала особенную актуальность для цехов, где использовались дорогостоящие материалы, принадлежащие заказчику. В качестве примера приведем ограничения, существовавшие для будущего полировщика мечей;

"Если четыре прюдома увидят, что кто-либо хочет приступить к ремеслу, кто недостаточно благоразумен и состоятелен, имеет плохую славу или подозреваем в какой-нибудь подлости, они не должны допустить его к клятве и должны сообщить о нем парижскому прево, и парижский прево м

s