Система городского права Западноевропейского средневековья

Курсовой проект - Юриспруденция, право, государство

Другие курсовые по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



рганов самоуправления.

Право, действовавшее в городе, разнородно и с точки зрения его правовой основы, что естественно, ибо оно вырастает на пересечении разных его видов (королевского, статутного и сеньориального). Рассмотрим хотя бы некоторые аспекты этого явления.

 

2.1 Городская хартия основной источник городского права

 

Для любой правовой системы крайне важным является представление об источниках права. В таких памятниках, как городские хартии, в качестве такового выступает королевская власть/сеньор, но наряду с ней - обычай (ссылки на это многочисленны), древность и вековечность установления, а также решение городского совета или прецеденты разного рода.

Записи городского права, особенно ранние, включают в себя довольно узкий круг вопросов, не покрывая собой значительную часть повседневной жизни и деятельности горожан. Она, таким образом, должна была остаться и оставалась в ведении обычая. В документах разного рода и даже в самих городских законодательствах достаточно часто встречаются упоминания о существующих обычаях, не сошедших в городские кодексы, но тем не менее вполне уважавшихся и действовавших. Таковы указания в португальских королевских законах 14 века на то, что поныне существует в некоторых городах, обычай, согласно которому дело об изнасиловании должно было быть возбуждено самой пострадавшей и сразу же после совершения преступления: женщина бросалась к первому попавшемуся на глаза; или в тулузской грамоте начала 13 века: и существует такой обычай в этом городе Тулуза, что никакой тулузец не может покупать кого-нибудь, проживающего в Тулузе. Несомненно, значительная их часть могла и не быть упомянутой в документах ввиду обыденности таких явлений, отсутствия нужды в особой фиксации на них внимания законодателя, редкости использования и т.п. Таким образом, и с точки зрения формы бытования (письменной и устной), и с точки зрения правовой традиции городские нормы были далеки от единства.

И то и другое, особенно последнее, предполагает, кроме всего прочего, столкновение разнородных концепций философии права, если возможно приложить этот поздний термин к средневековой эпохе, - т.е. осознания, пусть и в своеобразной форме, природы, природы права и закона и их места в мире в отношении с человеком.

В каком то смысле это же можно сказать и о субъекте права, действовавшего в городе. Долгое время городские хартии и статуты не знают специального термина для определения жителей города. Значительное число памятников обозначат своего адресата либо как homines, incolas, populatores, populus, мужчины и женщины и т.д., либо описательно: те, кто живет, и будет жить в этом месте и другими подобными выражениями. С одной стороны, это свидетельствует о том, что право - и законодательство как его конкретное воплощение - не вычленяло жителей города в качестве особой страны, не говоря уже о сословии, современного ему общества; с другой -подобные термины покрывали социально разнородные группы, изначально составляющие городское население. Это естественно и закономерно, кроме всего прочего, потому, что первые такие документы должны были давать и давали наиболее общие, удовлетворяющие всему городу установления. Таким образом, они исходно подразумевали, что субъект права с социальной точки зрения, в социальном аспекте имеет достаточно расплывчатый характер и привязан прежде всего к месту, территории проживания, точно так же, как и его конкретное воплощение - горожане в широком смысле слова - были в это время связаны скорее этой общностью проживания, чем другими видами отношений. Эта пространственная привязанность права города отчетливо выразилась в восприятии немецкими горожанами городских стен как пределов и гарантии целостности своего правового поля, и когда император во время торжественного въезда возвращал в город преступника, по сути, он имел право возвратить его на территорию города, а не в городскую общину. Столь же показательна грамота тулузского консулата 13 века, согласно которой в пределах не только самого города, но и его округи все зависимые освобождались от любых обязательств по отношению к своим сеньорам, пока они пребывали на ее территории.

Позднейшие уточнения в отношении субъекта права имели своим следствием либо отсечение, изъятие части населения города из ведения данного права (как, например, запрещение проживать внутри города знати во многих городах Португалии и Германии), либо признание дробности права и прав внутри города, когда каждая социальная группа имела свои нормы хотя бы в некоторых сферах права (pedites и milites в кастильских городах, горожане и рыцари в южнофранцузских). Если же мы имеем в виду не городскую общину как совокупность равноправных лиц, возникающую относительно поздно и далеко не везде, а город как единый организм в пределах городских стен (или общей площади), нам придется говорить о сочетании разных систем права, поскольку внутри города могли уживаться иноэтичные и иноконфессиональные общины, не говоря уже о привилегированных слоях общества, клириках, монахах. Не будем забывать также и о том, что общегородское право дополнялось правовыми нормами, действовавшими внутри общностей самого разного рода от ремесленных цехов до религиозных братств и от оборонительных объединений до купеческих товариществ, хотя не от всех из них до нас дошли письменно зафиксированные установления.

Включенность в окружавший и пронизывавший город мир создавала нередко двусмысленные ситуации, которые

s