Система вексельных обязательств в современном российском гражданском праве

Дипломная работа - Юриспруденция, право, государство

Другие дипломы по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



) по договору купли-продажи не противоречит ст.386 ГК РФ и в целом 1 гл.24 ГК РФ.

Кроме этого, п.4 ст.454 ГК РФ предусмотрено, что общие положения о купле-продаже применяются к передаче имущественных прав, если иное не вытекает из содержания и характера этих прав. Поэтому вывод, содержащийся в оспариваемых судебных актах в части признания передачи права требования, противоречащей правовой природе 1 гл.24 ГК РФ, является ошибочным.

Таким образом, в российской науке гражданского права нет однозначного подхода к цессии. Только в одном единодушны, пожалуй, все исследователи - в цессии происходит замена кредитора. Процесс замены старого кредитора на нового воспринимается по-разному: в одном случае цессия оценивается как сделка (договор); в другом - цессия не самостоятельный договор, а договор купли-продажи прав (на основании п.4 ст.454 ГК РФ) либо мены, дарения, факторинга; в третьем - требуется наличие основания цессии.

В практике судов нередки случаи, когда по одному и тому же спору, связанному с цессией, арбитражными судами выносятся совершенно противоположные решения. Это можно проиллюстрировать двумя характерными и наиболее распространенными конкретными примерами о допустимости уступки требования, возникающей в рамках длящегося договорного отношения. Так, Президиум ВАС РФ в постановлении от 17 ноября 2006 г. № 4735/06 установил следующее:

В соответствии с договором уступки прав (цессии) от 25.02.2002 г. № 44 ОАО "Волгоградэнерго передало фирме Седако Ко Лтд право требования с ОАО "Волгоградский алюминий" оплаты потребленной электрической энергии на сумму 80 млрд руб., принадлежащее ему на основании договора от 30.12.2002 г. № 4 о снабжении ОАО "Волгоградский алюминий" электроэнергией.

Срок действия договора электроснабжения определен сторонами до 31.12.2003 г. и продлен до 31.12.2004 г. соглашением к договору. Названными сторонами заключен новый договор от 25.12.2004 г. № 4 о снабжении потребителя электрической энергией сроком действия до 31.12.2005 г.

Поскольку задолженность потребителя возникла из договора от 30.12.2002 г. № 4, срок действия которого истек, суды апелляционной и кассационной инстанций расценили данные обстоятельства как завершение правоотношений между сторонами и в связи с этим сочли законными действия кредитора по уступке своего права на получение средств за поставленную электроэнергию третьей стороне как кредитора, выбывшего из данного правоотношения.

Данный вывод не основан на фактических обстоятельствах и противоречит требованиям законодательства, регламентирующего энергоснабжение.

Согласно п.1 ст.426 ГК РФ договор электроснабжения относится к публичным договорам, устанавливающим обязанность коммерческой организации по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится.

В соответствии с 1 гл.24 ГК РФ, регламентирующим переход прав кредитора к другому лицу, уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве.

Из материалов дела следует, что поставка электроэнергии потребителю не прерывалась, т.е. правоотношения сторон по публичному договору не прекращались, состав лиц в основном обязательстве остался неизменным, и это обязательство не прекратилось на момент заключения договора уступки требования, т.е. замена кредитора в обязательстве не произведена.

Отсюда следует, что, оставаясь правообладающим лицом и заключив договор цессии с третьей стороной, поставщик электроэнергии лишь изменил фактический источник получения долга.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно признал договор уступки требования от 25.02.2005 № 44 недействительным".

В постановлении № 8955/00 от 18 декабря 2001 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к другому выводу:

... В соответствии с договором от 12.02.1996 № 4-96-37, заключенным между ОАО Средневолжский завод химикатов" (поставщик) и ОАО Усть Каменогорский титано-магниевый комбинат (покупатель), поставщик отгрузил в адрес покупателя 882 т хлора жидкого на сумму 220500 долларов США.

Согласно договору уступки требования от 02.06.1997 № 39-964, заключенному между заводом и акционерным обществом, право требования оплаты продукции на 1952103516 рублей (неденоминированных), поставленной по вышеназванному договору, перешло к последнему.

Поскольку оплата поставленной продукции произведена комбинатом частично, завод обратился с иском к покупателю по договору поставки и акционерному обществу-цессионарию - по договору уступки требования от 02.06.1997 № 39-964.

Суд признал указанный договор цессии ничтожным, поскольку на момент совершения цессии основное обязательство не прекратилось, т.к. продукция не была поставлена в объеме, предусмотренном договором. Следовательно, фактической замены стороны в обязательстве по договору поставки не произошло, поэтому стоимость продукции подлежит взысканию с комбината.

Как следует из материалов дела, предметом цессии является не весь комплекс двусторонних обязательств по договору поставки (длящееся обязательство), а задолженность по оплате уже отгруженной продукции.

Завод, поставив комбинату продукцию на конкретную сумму, в принципе вправе, не выходя из договора поставки, уступить данное денежное требование третьему лицу при условии, что это требование является бесспорным и не обусловлено встречным исполнением. Такая уступка не противоречит требованиям гл.24 ГК РФ

s