Сиротство

Информация - Педагогика

Другие материалы по предмету Педагогика

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



жив программу детского разоружения. Предложив, чтобы дети добровольно отказались тешиться, например, игрушечным оружием - и вообще какими бы то ни было "атрибутами войны". А как, с точки зрения этих "атрибутов" (точнее бы сказать - символов), обстоят дела в индустрии компьютерных игр? Кто тут греет свои, сомнительной чистоты, руки? Ведь не секрет, что в огромном большинстве случаев до серьёзной работы за компьютером дело так и не доходит. Всё остаётся на уровне развлечений, игр - как минимум столь же сомнительного свойства, что и телебоевики, всяческие "мыльные" телесериалы... Усыпляющие душу, прекращающие всякий труд души - вместо того, чтобы стимулировать его. Останавливающие саморазвитие - вместо того, чтобы побуждать к нему. Но ведь не телевизор или компьютер в этом виноват. Не телевизору и не компьютеру мы не доверяем, когда хлопочем об "информационной безопасности". Не доверяем самим себе. Своей способности отказаться от наркотика в каком бы то ни было виде - химическом, звуковом или "информационном". Своей способности распознать ядовитое обращение к нам - и помочь распознать его нашему другу. Причём ненасильственно помочь: оттащить его за шиворот от наркотика мы, разумеется, сможем, но лучшей рекламы наркотику и быть не может. Отказ от наркотика должен быть добровольным. Волевой фактор - в данном случае фактор самоограничения - фактор, поистине, доброй воли - должен быть задействован. Иначе работает фактор злой воли - тоже волевой, но противоположно направленный. Мол, хочу и буду. Бывает, например, что человек продолжает пить не потому, что не может без алкоголя обойтись и не понимает, как он вредно его организму, - а потому, что его всячески принуждают от алкоголя отказаться. Он хочет отказаться, но сам, без давления. Хочет, чтобы отказ от алкоголя (или табака) был приятным сюрпризом для его друзей, а не уступкой нажиму. (Имею в виду, конечно, случаи, когда процесс не зашёл ещё слишком далеко, и человек ещё действительно способен себя контролировать; в запущенных случаях поможет - если сможет - только врач, но на каком-то промежуточном этапе реально просто "бросить".) В этом смысле все мы одинаковые - что взрослые, что дети... Все мы провозглашаем лозунг: "Я сам!" Начиная с трёх лет. И - всю жизнь. Правда, и эта палка - "Я сам!" - как и всякая другая, о двух концах... Вероятно, когда изобрели телефон, тоже были сомнения, можно ли подпускать к телефону детей. Как дела с этими сомнениями сейчас? И есть ли какие-то причины запрещать ребятам пользоваться телефоном, кроме страха дополнительных расходов за междугородные звонки? Но тут достаточно объяснить, что это дорогое удовольствие, а позвонить однокласснику - пожалуйста! (До тех пор, во всяком случае, пока не введут-таки поминутную оплату любых телефонных переговоров).

Проблема "информационной безопасности" - это, конечно же, проблема вовсе не тех или иных способов сообщения и распространения информации. Так можно дойти и до абсурда, до озабоченности тем, не опасна ли кроманьонцам членораздельная речь. Не просветит ли их некий Искуситель в том, чего им, милым и бедненьким несмышлёнышам, знать не положено. Ведь в чём, по Библии, первородный грех? В том, что по наущению Сатаны Ева, а уже по её наущению (научению!) и Адам, вкусили от Древа Познания Добра и Зла. И, вдруг осознав свою наготу, спрятались от Господа своего. Таким образом, проблема "информационной безопасности" стояла уже в райских кущах. Насчёт греховности членораздельной речи сомнений не возникло, видимо, потому, что иначе Господь - сам Воплощённое Слово - не мог бы рассчитывать на членораздельный ответ, когда вопросил: "Где ты, Адам?" А потом проблема "информационной безопасности" могла вставать в связи с изобретением письменности, потом - печатного станка... И т.д.... Нет, милые, не обманывайте себя. Легче, конечно, суетиться вокруг каждого, всё более мощного, средства общения, чем навести порядок - в самом общении. А ведь я почему-то игнорирую на дисках "Библиотека в кармане" каталог "Секс-учёба"; в каталоге "Песни" у меня не хватает терпения даже из чистого любопытства дочитать до конца сборник непристойных частушек... Доступно, и никто не запрещает, никто не суетится по поводу моей невинности, но - просто противно. (Не говорю уж о пропуске массы вполне почтенных вещей, вроде спорта, просто меня никогда не интересовавших.) И в то же время знаю подростков, которые из всего Пушкина выучили наизусть только... нарочито матершинные "Стихи не для дам". И остались равнодушными к "Евгению Онегину", при чтении которого меня бросает в восторженную дрожь и холод хотя бы от этих строчек: "Гм, гм! Читатель благородный, Здорова ль Ваша вся родня?" Или: "Приятно дерзкой эпиграммой Взбесить оплошного врага... Приятней, если он, друзья, Завоет сдуру: "Это я!"" Этот юмор меня веселит буквально до колик. А непристойные анекдоты - просто скучны, вызывают тоску... Хотя, дабы показать, что и я не совсем "дистиллированный", иногда вставляю в свою речь выражения, которых от кого-кого, но от меня не ждут - как от слепоглухого, а не как от культурного человека. Вставляю, дабы знали, что я знаю - несмотря на слепоглухоту. Только мне это неинтересно. Именно как слепоглухой я с удовольствием обложу вас в три этажа, чтобы сверху вниз не смотрели, не жалели, что я чего-то не знаю (из того, без чего прекрасно можно обойтись). А как культурный человек я предпочту язык Пушкина - только из "Евгения Онегина", а не из "Стихов не для дам". Он, знаете л

s