Синтез науки и искусства в культуре итальянского Возрождения (на примере творчества Леонардо да Винчи)

Дипломная работа - Культура и искусство

Другие дипломы по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



. Чудится: грустит, но глубоко не страдает, может быть, потому, что только умом воспринимает печаль. Ее взгляд проникает в вашу душу и сердце и вас пленяет, захватывает. Самое ошеломляющее: вы не понимаете, что это и зачем, не знаете сопротивляться или радоваться. А Джоконда смотрит с тихим лукаво-сожалеющим торжеством, словно уверена заранее: вы не устоите перед ее обаянием, ибо обязаны понять возвышенную печаль или изысканную утонченность души.

Джоконда многолика, запомнить ее, сфотографировать и унести в памяти невозможно остается одно-единственное впечатление. Ибо на каждое свидание она приходит иной, в зависимости от вашего и ее, Моны Лизы, настроения, как ни странно это звучит. Перед вами живой портрет. Об этом писал еще Джорджо Вазари, видевший картину в ее первозданной красе: ...в этом лице глаза обладали тем блеском и той влажностью, какие мы видим в живом человеке... Ресницы же благодаря тому, что было показано, как волоски вырастают на теле... не могли быть изображены более натурально. Рот, с его особым разрезом и своими концами, соединенными алостью губ... казался не красками, а живой плотью. А всякий, кто внимательнейшим образом вглядывался в дужку шеи, видел в ней биение пульса...

С той поры картина потемнела и покрылась сетью трещинок, потому биение пульса уже не различишь, но по-прежнему во внимательных глазах пульсирует жизнь и не исчезает улыбка, которую называли непонятной, смущающей и даже беспощадной.

Существует предположение, что в Джоконде художник запечатлел свое душевное состояние, свою идею, свое мировоззрение и мировосприятие. Даже ее высокий, чуть сдавленный лоб, увеличенный почти полным отсутствием бровей (мода того времени), называют лбом Леонардо да Винчи. Портрет Моны Лизы вызов тем современникам, о которых он сказал столь язвительно и резко: Эти люди, наряженные в дорогие одежды и украшенные драгоценностями... обязаны природе слишком малым, ибо только потому, что они имеют счастье носить одежду, их можно отличить от стада животных.

Единственное, что Леонардо да Винчи мог себе позволить, оберегать свой талант от узких рамок предписанного заказчиком поведения, от поденщины: возвышенные таланты тем более преуспевают, чем менее они трудятся. Они творят умом свои замыслы... Это проповедь силы творчества, торжествующей над бесплодием канцелярщины, столь угодной правителям. Несмотря на придворную жизнь, а скорее именно потому великий художник любил и ценил свободу. Покупал на рынке птиц, выпускал их из клетки на волю. И наверное, в ту минуту был не менее счастлив, чем когда завершал очередное полотно. А трудиться он умел. Когда ум уже сотворял замысел, он, по свидетельству Банделло, от восхода солнца до темного вечера не выпускал из рук кисти.

И звучит в портрете Моны Лизы предупреждающая, отчуждающая нота. Кажется, что женщина эта все о нас знает, предстает она некой безжалостной истиной, вызывает волнение и заставляет нас задумываться о себе, о своем бытии и даже терзаться. Резким высвечиванием и в то же время гордой отстраненностью она нас словно бы останавливает... Никто из живописцев мира не достигал такого мастерства в передаче эмоционального мира человека, его психологической характеристики.

Вазари Д. рассказывал: во время изнуряющих сеансов Леонардо да Винчи приглашал музыкантов, тихая ласковая музыка услаждала слух модели, раскрепощала, облегчала ей труд неустанного позирования. По мнению иных и освобождала от суетных, мимолетных мыслей, погружала в мир размышлений, в мир больших и глубоких чувств.

Художник явил себя в Джоконде великим мастером дымчатой светописи сфумато: ...чтобы тени и свет сливались без линий и контуров. И в самом деле: когда смотришь на полотно, то видишь, как благодаря нежнейшим теням все в нем движется, меняет очертания в зависимости от движения: символ непрерывной жизни. Ко времени написания портрета Леонардо да Винчи уже мог носить титул отца, князя и первого из всех живописцев.

В начинаниях, свершениях, раздумьях мастер возносится титаном, повелевающим громами и молниями, но иногда напоминает и великана, забавляющегося бумажными корабликами.

...В Джоконде отразились вера и сомнение, скепсис и раздумье о быстротечности жизни: картина далеко ушла от юности Леонардо да Винчи в ней не сыщешь следа былого безоблачного оптимизма. Скорее всего Джоконда свидетельствует о переломе в жизни Гомера живописи. Она как веха, обозначающая начало новой эры. Да поздно уж осень на дворе... Перед нами торжество всемогущества и надвигающаяся трагедия великого мастера, пронзительно понимающего, как много он мог сделать.

Джоконду называли сфинксом, замечали в ней тайну сдержанного сердца. Определение поэтично, если к тому же предположить, что изображенная женщина любима и расстается со своим любимым: назывались конкретные имена и ситуации. Но тайна сдержанного сердца скорее вся жизнь художника. А странная ясность взгляда может быть обращением в будущее через затмевающие фигуры, через эпохи. Не потому ли Леонардо да Винчи никогда не расставался с Джакондой.

Вот что писал о Джоконде почти современник Леонардо, уже известный нам Джорджо Вазари: Изображение это давало возможность всякому, кто хотел постичь, насколько искусство способно подражать природе, легко в этом убедиться, ибо в нем были переданы все мельчайшие

s