Синтаксические особенности научных текстов Л.В. Щербы

Дипломная работа - Иностранные языки

Другие дипломы по предмету Иностранные языки

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



как это ни удивительно, как ни привычно для нас деление речи на слова, едва ли слово может считаться одной из основных единиц речи. В самом деле, что такое слово? Несомненно, что это есть какая-то семасиологическая единица, содержащая в себе одну или большее число морфем. Но чем же оно отличается от этой последней? Мне кажется, что словом мы назовем часть предложения, которую мы можем, не изменяя значения, употребить самостоятельно, т. е. в виде отдельного предложения (разрядка наша, авг.). Далее следует пример членения предложения на слова, причем, поскольку предлог к не может быть употреблен самостоятельно, отрезок к тебе признается одним словом. Л. В. для наглядности пишет в одно слово: .ктебе и замечает: Наше традиционное деление на слова несколько отступает от истинного. Вполне понятно, что предлоги составляют одно слово с тем, к которому относятся, так как они собственно ничем не отличаются по своей функции от окончаний.

Таким образом, заключает Л.В., оказывается, что слово есть понятие вторичное и до некоторой степени, по крайней мере генетически, совпадающее с предложением.

В последней части статьи Л. В. говорит о единицах, выделяемых, если мы отвлечемся от значения и станем рассматривать нашу речь лишь с фонетической точки зрения, причем подчеркивает, что вне психической организации наша речь является непрерывным рядом и лишь на почве психической она делится на части, на некоторые звуковые представления, которые далее уже неделимы. Это фонемы, как они понимались в это время Бодуэном де Куртенэ и его учениками, и, наконец, как упомянуто выше, представления отдельных физиологических работ. [1,110]

Несмотря на то что статья молодого Щербы О дальше неделимых единицах языка носит эскизный характер и, по-видимому, не предназначалась автором для опубликования по крайней мере без дополнительной обработки, и несмотря на то что Л.В. Щерба в дальнейшем переосмыслил иначе многие ее положения, она очень важна и как этап в становлении его общелингвистической концепции, и в свете современных представлений о единицах лингвистического описания и об иерархии этих единиц.

Отметим, что уже в написанных чуть позже Критических заметках по поводу книги д-ра Фринты о чешском произношении (опубл. в 1910 г.) Щерба отчетливо подчеркнул психологическую реальность для говорящих таких единиц, как фонема, морфема и слово, выделяемых из связной речи (из предложения) не только путем научного анализа, но и наивным анализом, проводимым рядовыми носителями языка: Не допуская такого постоянного наивного анализа со стороны говорящего, мы совершенно не будем в состоянии понять, почему говорят мест-ов, дел-ов вместо мест и дел; почему говорят сёк, трёс вместо сек и тряс и т. д. Конечно, прав Фринта, цитируя чьи-то слова, что предложение есть психологический prius не предложение составляется из слов, а слово рождается из предложения путем анализа (и не только научного); но ведь рождается и существует. Как видим, здесь выступает несколько иное, чем в цитированном выше отрывке из статьи О дальше неделимых единицах..., отношение к понятию слово. [50,44]

Вообще в последующих работах Щербы, пожалуй, только понятие морфемы не подвергалось сколько-нибудь существенным модификациям. Понятие фонемы было углублено Щербой и развито таким образом, что есть все основания именно Л.В. Щербу считать подлинным создателем этого понятия. Но о теории фонемы речь будет в другом разделе. Существенно менялись взгляды Щербы и на единицы, лежащие выше морфемы. Новый этап в развитии этих взглядов отражен в книге Восточно-лужицкое наречие (1915).

О понятии слово в этой книге Щерба высказывается так: Я не разделяю, пишет он, скептицизма по отношению к „слову". Конечно, есть переходные случаи между словом и морфемой, с одной стороны, и между словом и сочетанием слов, с другой стороны. Но в природе нет нигде абсолютных границ; в большинстве же случаев понятие слова очень ясно для сознания говорящих это то, что они при случае могут употребить отдельно, в виде „неполного" предложения.

В Восточнолужицком наречии зафиксирован начальный этап формирования понятия синтагмы, очень важного в лингвистической концепции более поздних работ Щербы. Правда, здесь еще нет термина синтагма, а само понятие является пока не очень определенным. Щерба говорит в этой книге о группах, причем это могут быть группы слов и группы групп. Фактически понятием группа покрывается здесь весь диапазон традиционных синтаксических единиц от предложения (даже сложного) до сочетания слов внутри предложения и, как частный случай, даже до одного слова члена предложения. Принципом, объединяющим группу, является ее смысловое единство, противопоставляемое с помощью тех или иных формальных средств (интонации, фиксированного порядка элементов и т. д.) отсутствию смыслового единства в других соотносительных случаях. В частности, Л.В. Щерба пишет: Основным средством образования тесной группы слов, обозначающей одно понятие и являющейся в сущности потенциальным словом (разрядка наша, авт.), будет в мужаковском порядок слов все определяющие слова ставятся перед словом определяемым. Если определяющие слова поставить после, то единство понятия нарушается и получается выражение ассоциативной связи. Показательно, что среди примеров тесных групп&#

s