Синтаксические особенности научных текстов Л.В. Щербы

Дипломная работа - Иностранные языки

Другие дипломы по предмету Иностранные языки

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ины XIX в. идет и у Бодуэна, и у Щербы психологизм общая черта многих лингвистов того времени, как и провозглашенное младограмматиками (но не всегда на практике осуществлявшееся ими) обращение к живому языку, к устной речи, к говорящему человеку. Но и Бодуэн, и Щерба прокладывают новые пути пути функционального подхода к языку, к его единицам и их системным связям, т. е. того подхода, который получил дальнейшее развитие в концепциях Пражского лингвистического кружка, а затем у А. Мартине, Э. Косериу и других представителей функциональной лингвистики и в работах многих советских лингвистов В.В. Виноградова, Московской фонологической школы, в значительной степени А.И. Смирницкого и др.

Бодуэн формулирует идею двоякого деления человеческой речи и создает учение об основных единицах языка и лингвистического анализа; Щерба, развивая мысль Бодуэна о связи фонетических представлений с представлениями морфологическими, синтаксическими и семасиологическими, кладет эту связь в основу определения фонемы. Тем самым понятие фонемы впервые получает то, еще отсутствующее у Бодуэна существенное уточнение, с которым оно и входит затем в мировую науку.

Если в работах Бодуэна встречается только намек на разграничение языка и речи, то Щерба создает свое учение о трояком аспекте языковых явлений, своеобразно перекликающееся со знаменитой соссюровской антиномией la languela parole, но в некоторых отношениях более плодотворное, чем учение Соссюра, в частности в качестве основы современных психолингвистических исследований речевой деятельности, проблем усвоения языка, проблем понимания и т. д. и для сформулированного уже Щербой принципа лингвистического эксперимента, ставшего особенно актуальным для почти всех областей языковедения второй половины нашего века. Отметим также, что, четко различая синхронический и диахронический аспект в исследовании языка, Л.В. Щерба, как и Бодуэн, никогда не считал, что историческое и актуальное разделены в самом языке непроходимой пропастью, и всегда видел тесную связь между ними. В этом вопросе точка зрения Л.В. Щербы сходна не столько с жесткой позицией Ф. де Соссюра, сколько с более гибкой позицией Пражского лингвистического кружка и, конечно, большинства современных советских языковедов.

Щерба кладет начало такой лингвистической дисциплине XX в., как теория лексикографии, в значительной мере исследованиям интерференции при языковом смешении, как и современной научной методике преподавания иностранных языков. Сейчас, когда прошло более трех десятилетий после кончины Л.В. Щербы, мы видим, что во многих отношениях его вклад предстает еще более весомым и значительным, чем это могло казаться 2030 лет тому назад. К трудам Щербы еще долго будут обращаться языковеды и находить в них все новые и новые грани, попеременно выступающие на передний план в меняющемся свете все новых и новых научных задач.

Характерной чертой ранних работ Л.В. Щербы был психологизм. В Русских гласных он говорит, прежде всего о психологическом анализе понятия фонемы; в предисловии к Восточнолужицкому наречию он пишет, что его книга является попыткой всестороннего, по возможности исчерпывающего, психологического описания говора.

Для оценки этой черты щербовских работ можно было бы воспользоваться следующими его словами, сказанными о Бодуэне: Мне кажется, что психологизм Б. легко вынуть из его лингвистических теорий и все в них останется на месте. Было бы, однако, совершенно неверно трактовать эти слова слишком упрощенно. Психологизм Л.В. Щербы, как и Бодуэна, не ограничивался частым обращением к психологической терминологии. Не следует забывать того, что в университетские годы Л.В. Щерба много занимался психологией и что капитальный труд В. Вундта о языке многие годы был у него настольной книгой. [7,68]

Психология была для Л.В. Щербы средством, которое, по его представлению, позволяло ему через языковое сознание носителей языка лучше познать сущность языка и раскрыть его структуру. Именно в сознании человека он находил инвариантные единицы, которые реализуются в речи в виде множества вариантов. Психологическую природу этих инвариантных единиц (представлений) он противопоставлял физической природе их реализаций в речи. Если учесть, что инвариантность соответствующих единиц Л. В. определял, основываясь на тождестве их языковых функций, то за таким пониманием языковых явлений нетрудно увидеть противопоставление языка и речи, а в таком случае за психологической оболочкой щербовских высказываний обнаруживается собственно лингвистическое содержание, которое легко освобождается от этой оболочки. Однако сам Л.В. Щерба в то время скорее отождествлял психическое и языковое. [12,51]

Психологическая установка хорошо сочеталась у Л. В. с задачей синхронического изучения живой устной речи, которая стояла перед ним в период его занятий восточно-лужицким наречием. Только изучая языковые процессы, протекающие в сознании человека, можно, как думал Л.В. Щерба, дать адекватное описание синхронного состояния языка и избежать привнесения в такое описание каких-либо чуждых ему категорий, не имеющих основания в психике говорящего. В описательной части мне нет дела до истории; меня интересует лишь то, как чувствуют и думают говорящие, писал он там же. Однако синхронное состояние языка представлялось Л.В. Щербе не статическим, а динамическим, поэтому он утверждал, что

s