Синтаксическая позиция каузируемого участника в чеченских каузативных конструкциях согласно гипотезе Б. Комри

Статья - Иностранные языки

Другие статьи по предмету Иностранные языки

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Синтаксическая позиция каузируемого участника в чеченских каузативных конструкциях согласно гипотезе Б. Комри

 

Токаева Аза Султановна., ст. преподаватель кафедры иностранных языков, соискатель кафедры чеченского языка.

Научный руководитель - доктор филологических наук проф. Тимаев В.Д.

Настоящая статья посвящена исследованию соответствия позиции каузируемого участника в чеченских каузативных конструкциях общей типологической тенденции и известной иерархии синтаксических отношений Б. Комри.

Данные чеченского языка, а именно: выбор косвенной позиции, т.е. локатива для каузируемого участника каузативной ситуации демонстрируют значительное типологическое варьирование, в том случае, если каузативный глагол образован от переходного глагола при помощи служебного глагола dita, однако позиция каузируемого не противоречат известной гипотезе Комри, если в каузативной деривации участвуют служебные глаголы -dаn и -dăqqan.

Смещение каузируемого участника в позицию местного падежа объясняется тем, что чеченский локатив является носителем семантической роли адресата, как раз той роли, для которой типично оформление дативом во многих индоевропейских языках.

Хорошо известно, что в языках, имеющих морфологический каузатив, оформление каузируемого участника обычно в том или ином виде отражает иерархию синтаксических отношений: общая типологическая тенденция заключается в том, что этот участник занимает самую высокую из свободных синтаксических позиций.

Так, каузируемый участник не может оставаться в наиболее высокой синтаксической позиции на иерархии - в позиции подлежащего, - поскольку ее занимает новый участник, вводимый в актантную структуру при каузативации - каузатор.

Согласно гипотезе Комри каузирумый получает наивысшую в иерархии SUB>DO>IO>OBL свободную синтаксическую роль, а маркирование исходного прямого объекта не меняется.

Иерархия синтаксических отношений при каузативации обычно отражается в том, что при каузативации непереходных глаголов каузируемый участник помещается в самую высокую из оставшихся позиций - в незанятую позицию прямого дополнения.

По мнению М. Хаспельмат это явление происходит во многих языках почти универсально, и на семантическом уровне это звучит очень убедительно. Каузируемый участник является пациенсом каузации, и, таким образом, закономерно его занятие позиции прямого объекта (перевод автора работы) [13].

Чеченский язык представляет в названном плане некоторый интерес. Такая картина характерна и для чеченского языка, но только в том случае, если мы имеем дело с каузативными глаголами, образованными при помощи -dаn, -dăqqan, однако в отношении глаголов с формантом -ījta гипотеза Комри верна только в том случае, если исходный глагол является непереходным. Далее в настоящей работе мы будем называть каноническими каузативными конструкциями конструкции чеченского языка, содержащие производный глагол с формантом -ījta.

При каузативации непереходного глагола, исходное подлежащее некаузативной конструкции, каузируемый участник, смещается в позицию прямого дополнения. Другими словами, каузативация приводит к образованию обычного переходного глагола.

(1) s Ādam vх.ijt.ina cnca

я-ERG Адам-ABS пойти+разрешить CAUS-Prfk он-Instr

Я позволил Адаму пойти с ним.

Служебный глагол dita (vita, bita, jita) сочетается буквально с каждой глагольной основой и образует дериваты, как от непереходных, так и от переходных глаголов, и вот в этом случае позиция каузируемого участника в чеченских каузативных конструкциях представляет интерес с точки зрения типологии языка.

Служебные глаголы -dаn делать и dita оставить сочетаются с одними и теми же основами для передачи разных вариантов каузативного значения. Однако каузативные дериваты, образованные разными средствами имеют не только модифицированное лексическое значение, но также отличаются составом актантов, их семантическими ролями и синтаксической позицией. Рассмотрим на следующем примере, в чем сходство и различие двух каузативных конструкций с -dаn делать и dita оставить:

(2) cuо šiēn mašien tuojina

он отремонтировал свою машину.

он-ERG свой-Poss.Prn машина-ABS починить-CAUS-Prfk

(3) cuо šiēn mašien tuojajtina

он-ERG свой-Poss.Prn машина-ABS дать+починить-CAUS-Prfk

а) он отдал свою машину на ремонт.

б) ему отремонтировали машину.

Пример (2) - образец контактного каузатива, более того, здесь наблюдается манипулятивный тип, хозяин машины сам отремонтировал свою машину, контактное воздействие Каузатора/Агенса на Пациенс, то есть на машину.

В примере (3) каноническая каузативная конструкция подобным образом передает ту же ситуацию, что и его английский эквивалент: He had his car repaired Ему отремонтировали машину. Обе приведенные клаузы аналогичны тем, что вне фокуса внимания находится как раз каузируемый. Каузируемым здесь является мастер, который починил машину, но эксплицитно мастер не выражен. В таких случаях выражается только каузируемая ситуация, которую как бы осуществляет сам каузатор.

Данная ситуация показывает, что синтаксические свойства актантов каузативного глагола могут быть обусловлены как свойствами деривации, так и прагматическими свойствами ситуации, поскольку в чеченском языке всегда есть возможность свернутой представленности одного из аргументов эргативной конструкции в поверхностной структуре предложения, что диктуется, по-видимому, тем обс

s