Синдром тревожного ожидания сексуальной неудачи и характеристика расстройств эрекции

Статья - Разное

Другие статьи по предмету Разное

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



Синдром тревожного ожидания сексуальной неудачи и характеристика расстройств эрекции

Г. С. Кочарян (Харьков)

Синдром тревожного ожидания сексуальной неудачи (СТОСН), - наиболее универсальный сексопатологический синдром у мужчин, что определяет актуальность его многопланового изучения. Нами обследовано 254 человека в возрасте от 16 до 69 лет с указанным синдромом, который наблюдался преимущественно у больных неврозами.

У 5 больных (2,0 0,9%), несмотря на наличие СТОСН, не было выявлено каких-либо копулятивных нарушений (мнимые сексуальные расстройства). У 3 больных (1,2 0,7%) речь шла только о прогнозируемой симптоматике, так как после возникновения СТОСН они не предпринимали попыток к интимной близости. Один больной не жил половой жизнью в течение последних 7 лет, и поэтому конкретный характер копулятивных нарушений трудно было прогнозировать. Анализ симптомов у оставшихся 245 человек (общая группа) показал, что расстройства эрекции наблюдались у 214 человек (87,3 2,1 о), что достоверно превышало частоту выявления у них других сексопатологических симптомов.

Следует отметить, что расстройства эрекции диагностируются чаще, чем другие копулятивные нарушения, и у неотобранного контингента больных с сексуальными расстройствами, что свидетельствует о сохранении этой же закономерности и у больных со СТОСН. Вместе с тем положение обстоит не столь однозначно, о чём свидетельствуют следующие факты. Так, с целью характеристики симптомов, наблюдаемых при относительно "чистых" формах СТОСН, из упомянутых 245 случаев было отобрано 113 ("очищенная" группа). В указанной группе СТОСН играл основную роль в организации сексуальных расстройств и, помимо поражений психической составляющей копуля-тивного цикла, могли определяться лишь фоновые синдромы, свидетельствующие о дефицитарности нейрогуморальной составляющей (задержка или дисгармония пубертата). В ряде наблюдений диагностировался и хронический простатит, который по результатам клинического анализа в этих случаях не принимал участия в развитии сексуальных нарушений. Оказалось, что в данной группе расстройства эрекции наблюдались у 107 человек (94,7 2,1%), что свидетельствует о достоверном преобладании их частоты (р < 0,02) по сравнению с таковой у больных общей группы (87,3 2,1%).

Вопрос об особенностях частотной характеристики симптомов при рассмотренном синдроме должен быть обсуждён и со сравнительных позиций. Так, Г. С. Васильченко (1969) у наблюдавшихся им 600 больных с различными сексуальными расстройствами обнаружил жалобы на эрекционные нарушения у 453 человек (75,7 1,8%).

Следовательно, среди обследованных нами больных общей группы расстройства эрекции встречались чаще, чем у неотобранного контингента больных (соответственно 87,3 2,1% и 75,7 1,8%; р < 0,001). Эти различия становились ещё более весомыми при сопоставлении частоты эрекционных нарушений в "очищенной" группе и среди больных, обследованных Г. С. Васильченко (соответственно 94,7 2,1% и 75,7 1,8%; р < 0,001).

Нами были проанализированы причины изменений в частоте выявления различных сексопатологических симптомов у больных с изучавшимся синдромом, возникших при процедуре "очищения", в результате которой в большей степени обозначилась специфика влияния СТОСН на феноменологию сексуальных нарушений. Достоверное учащение расстройств эрекции было объяснено тем, что при данной процедуре исключаются варианты усугубляющего влияния этого синдрома на симптоматику, изначально обусловленную другой патологией, что более рельефно обозначает одну из закономерностей формирования симптомов при СТОСН. Она заключается в том, что в силу наибольшей значимости эрекционных нарушений в плане возможного срыва интимной близости их опасение встречается наиболее часто.

Выявленные у больных "очищенной" группы расстройства эрекции непосредственно обусловливались тревожным ожиданием неудачи, а также связанным с ним гиперконтролем эрекции. Они были различными по выраженности и динамическому рисунку. Так, в предварительном периоде могла отмечаться флюктуация интенсивности напряжения члена от гипоэрекции различных степеней до анэрекции. В ряде случаев хотя эрекция в предварительном периоде и достигала полной выраженности, однако процесс "набора напряжения" был крайне затянутым (торпидное возникновение эрекции). Часто при хорошей или ослабленной эрекции происходило уменьшение её выраженности либо в предварительном периоде, либо в момент введения, либо спустя определённый временной интервал после начала фрикций (неустойчивая эрекция). Иногда при таком ослаблении в предварительном периоде в процессе фрикций эрекция достигала полной выраженности. Наблюдались и варианты, когда она носила ундули-рующий характер, то есть колебалась в своей интенсивности в предварительном и (или) в основном периоде. В некоторых случаях ослабленная в предварительном периоде и во время самого коитуса эрекция "набирала полную силу" спустя определённый временной интервал после начала фрикций. Исключительно редко изначально существующая в предварительном периоде гипоэрекция не прогрессировала при попытке интроекции, которая не удавалась из-за выраженности снижения напряжения члена. Нередко речь шла об альтернирующих эрекционных нарушениях, когда во время одних половых актов с данной партнёршей напряжение члена было нормальным, а во время других - отмечались различные эрекционные нарушения. Наблюдались и случаи, когда пер

s