Синдром сладжа как диагностический критерий

Статья - Медицина, физкультура, здравоохранение

Другие статьи по предмету Медицина, физкультура, здравоохранение

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



м детстве - у 85%, во втором детстве - у 80% обследованных детей) и с острым ротавирусным гастроэнтеритом в сочетании с УПФ (соответственно у 72, 64, 50% больных). Синдром сладжа также чаще встречался у детей младшего возраста с острым ротавирусным гастроэнтеритом (в 1-3 года - у 90%, 4-7 лет - у 80%, 8-12 лет - у 70% больных) и при его сочетании с УПФ (90, 83, 62, 5% больных соответственно).

То есть чем младше возраст больного ротавирусным гастроэнтеритом ребенка, тем чаще наблюдались у них данные эхографические феномены.

Синдром сладжа сочетался с хо-лангиоспазмом в 25% случаев у детей с острым ротавирусным гастроэнтеритом в возрасте 1-3 года, в 20% случаев у детей в возрасте от 4 до 7 лет и вдвое реже (10% больных) у детей 8-12 лет.

При остром ротавирусном гастроэнтерите в сочетании с УПФ синдром сладжа был отмечен эхографически одновременно с холангиоспазмом, соответственно, у 20% детей раннего возраста и 25% больных первого детства, но никогда не отмечалась подобная симптоматика у детей старше 8 лет.

То есть чем меньше возраст больных детей с ротавирусной инфекцией, тем чаще у них было установлено сочетанное токсико-воспалительное поражение желчевыводящей системы печени, проявляющееся эхографически в виде симптомов сладжа и холангиоспазма.

Синдром сладжа наблюдался и у детей с острой ротавирусной инфекцией, имеющих различные врожденные деформации желчного пузыря. При этом данный эхографический феномен вдвое чаще встречался и у больных ротавирусной инфекцией, имеющих деформацию желчного пузыря, по сравнению с детьми, у которых данная деформация отсутствовала. Вероятно, это можно объяснить тем фактом, что у детей с врожденными деформациями желчного пузыря, по нашим данным, в 75% случаев отмечается гиперкинезия желчного пузыря, в 25% случаев - эвакуаторная способность желчного пузыря нормальная, но никогда (при отсутствии холецистита) не снижена.

Как следует из таблицы 1, при остром ротавирусном гастроэнтерите у детей эхографический синдром холангиоспазма встречался в 80% случаев при эксикозе I степени тяжести и в 75% случаев при эксико-зе II степени тяжести. Синдром сладжа при эксикозе I степени у детей с острым ротавирусным гастроэнтеритом отмечен в 90% случаев, при эксикозе II степени тяжести - в 100% случаев. Сочетанное одновременное выявление обоих эхографических синдромов (сладж + холангиоспазм) отмечено примерно у половины больных детей с острым ротавирусным гастродуо-денитом с эксикозом легкой и средней тяжести (см. табл. 1).

У детей с острым ротавирусным гастроэнтеритом с токсикозом I степени тяжести синдром холангиоспазма выявлялся в 79% случаев, что статистически недостоверно различно при сравнении с помощью критерия Стьюдента. В то же время синдром сладжа выявлялся у детей с острым ротавирусным гастроэнтеритом при токсикозе I степени в 85% случаев, а при токсиозе II степени - в 100% случаев (см. табл. 2). Сочетанное выявление обоих эхографических критериев наблюдалось примерно у половины обследованных нами больных детей и с токсикозом I и II степени тяжести при остром ротавирусном гастроэнтерите.

Аналогичные статистически достоверные закономерности встречаемости различных эхографических критериев поражения гепатобили-арной системы выявлены и у детей с острым ротавирусным гастроэнтеритом в сочетании с УПФ, поэтому мы не станем их более подробно расшифровывать.

Необходимо подчеркнуть, что ни эхографический синдром сладжа, ни холангиоспазм нами ни разу не были выявлены при ультразвуковом исследовании детей с другими (неротавирусными) кишечными инфекциями при исследовании группы сравнения. Это позволяет рассматривать данные эхографические феномены как специфические признаки поражения гепатобилиарной системы детей именно ротавирусной инфекцией.

Судьба данных эхографических феноменов была прослежена нами при повторных ультразвуковых исследованиях детей с ротавирусной инфекцией спустя до 2 лет после выписки из стационара. Было установлено, что исчезновение синдрома холангиоспазма наблюдалось у 60% больных с острым ротавирусным гастроэнтеритом спустя 3 месяца после выписки из стационара и у 100% больных детей спустя 6 месяцев после завершения стационарного лечения. Синдром сладжа исчезал постепенно и более медленно. Сладж в желчном пузыре у детей с острым ротавирусным гастроэнтеритом исчезал в 30% случаев спустя 1 месяц после выписки из стационара, в 55% случаев спустя 3 месяца, в 65% случаев - спустя 6 месяцев и в 100% случаев - спустя только 1 год после выписки обследованных больных из стационара.

Таким образом, в течение до года после завершения лечения по поводу острого ротавирусного гастроэнтерита сгущение желчи нарушало в той или иной степени нормальный пассаж ее из желчного пузыря, что требовало назначения больным на этом этапе реабилитации курсов желчегонных препаратов (холосас, хофитол). Это ускоряло процесс исчезновения синдрома сладжа из желчного пузыря.

Наиболее длительно синдромы холангиоспазма и сладжа сохранялись у детей с острой ротавирусной инфекцией с токсикозом и эк-сикозом II степени тяжести по сравнению с I степенью тяжести токсического поражения и обезвоживания.

Наше исследование показало, что эхографический синдром сладжа у детей с острыми кишечными инфекциями является важным диагностическим критерием тяжело протекающей, с выраженным токсикозом и эксикозом данной патологии.

Таблица 1

Частота различных эхографических феноменов в гепатобилиарной системе у детей с острым ротавирусным гастроэнтеритом в зависимости о

s