Симон Боливар и его роль в освобождении Латинской Америки

Курсовой проект - История

Другие курсовые по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ком сильными, а патриоты слишком слабыми.

При первом же сражении на континенте отряд Боливара потерпел поражение и вынужден был отступить и возвратиться в Гаити. Боливар и на этот раз не пал духом. Он, как всегда, был полон решимости продолжать войну за освобождение своей родины до победного конца. Он знал, что хотя Венесуэла стонет под сапогом карателя Морильо, в далеком Буэнос-Айресе, в Чили, в горах Мексики патриоты продолжают войну против испанцев. Боливар не сомневался, что не далек тот час, когда и в Венесуэле патриоты начнут одерживать победы.

Петион и Брайон вновь снабдили Боливара оружием и боеприпасами. В ноябре 1816 года Боливар высадился в восточной Венесуэле. Патриотам удалось захватить город Ангостуру, что на берегу реки Ориноко. Ангостура была объявлена столицей третьей Венесуэльской республики.

В Ангостуре патриоты чувствовали себя в безопасности. Главные силы испанцев, которыми командовал маршал Морильо, были сконцентрированы близ Каракаса. Чтобы захватить Ангостуру, испанцам пришлось бы преодолеть бездорожные тропические леса или добираться туда на кораблях, которых у них тогда не было.

Теперь, узнав об отмене рабства, негры и мулаты массами переходили в лагерь Боливара. Некоторые их них стали видными руководителями войны за независимость. Таким, например, был бывший раб Педро Камехо, прозванный патриотами Первым негром республики.

Морильо сообщал в Мадрид, что патриоты повсюду освобождают рабов, называют их гражданами, назначают капитанами, полковниками, генералами. Это война черных против белых, - писал в страхе испанский маршал. Хосе Доминго Диас, богатый креол, поддерживавший испанцев, призывал помещиков бороться с Боливаром, ибо он, освобождая рабов, лишает вас поместий и осуждает тем самым на нищету.

Теперь к Боливару присоединился и новый вождь льянерос Паэс. В 1814 году в одной из стычек с патриотами был убит Бовес. После его смерти армия льянерос распалась. Она была уже не нужна испанцам, которые к тому времени крепко держали в своих руках всю Венесуэлу. Льянерос возвратились в свои степи, так и не получив нечего за свою поддержку испанцев. Многие из них поняли, что воевали до сих пор не за свое дело. Так рассуждал и Паэс, которому удалось стать во главе льянерос после смерти Бовеса.

Переход Паэса на сторону Боливара свидетельствовал о переломе в настроении крестьянской массы, которая в конце концов убедилась, что в ее интересах бороться за независимость на стороне патриотов. Паэс был метисом, простым пастухом. Боливар присвоил ему звание генерала. Со временем Паэс станет президентом Венесуэльской республики.

В 1816 году Паэс обещал своим льянерос наделить их землей после изгнания испанцев. Присоединившись к Боливару, Паэс потребовал, чтобы республиканское правительство подтвердило его обещание, что и было сделано Боливаром. В 1817 году в Ангостуре был издан декрет о секвестре и конфискации в пользу республиканской казны движимой и недвижимой собственности испанской короны и всех тех, кто поддерживал или участвовал в войне против патриотов. Республиканское правительство обещало распределить конфискованные таким путем земли среди солдат патриотической армии. В качестве гарантии были выпущены специальные боны аграрные сертификаты, дававшие право на участки земли. Аграрные сертификаты вручались солдатам вместо жалования.

Отмена рабства и обещание наделить землей участников освободительной войны способствовали привлечению на сторону патриотов широких масс Венесуэлы.

В Ангостуре Боливар предпринял еще одно важное мероприятие, значительно укрепившее позиции патриотов: он начал вербовать европейских добровольцев для борьбы с испанцами. На зов Боливара откликнулись тысячи людей, которым были дороги идеалы свободы. Среди них были представлены почти все национальности Европы. Тут были ирландцы, боровшиеся за освобождение своей родины от английского господства, и свободолюбивые англичане (намеревался приехать великий поэт Байрон, впоследствии отдавший свою жизнь в борьбе за независимость Греции), тут были и немцы, шведы, итальянцы, поляки, были и русские: Иван Миллер, отличившийся во многих битвах, и подполковник Иван Минута, участник многих сражений.

В начале 1819 года в Ангостуре собрался вновь избранный национальный конгресс Венесуэлы. Боливар выступил перед ним с программным заявлением, в котором провозгласил основные политические принципы освободительного движения против испанских колонизаторов.

Нашим строем, - заявил Боливар, - должен стать республиканский строй, основанный на народном суверенитете, на разделении законодательной и исполнительной власти, уважающей гражданские свободы, запрещающей рабство, отвергающей сословные привилегии. Организуя наши политические институты, мы должны учитывать наши традиции, наши обычаи, наши условия. Вот чем мы должны руководствоваться, а не копировать Вашингтон.

Боливар просил конгресс подтвердить его декреты об отмене рабства и о наделе льянерос землей. Он сказал: Цепи рабства разбиты, и Венесуэла увидела себя окруженной новыми сыновьями, счастливыми сыновьями, тем самым орудия ее пленения превращены в оружие свободы. Да, те, кто раньше были рабами, теперь свободны, те, кто раньше были врагами своей мачехи, стали защитниками родины. Излишне говорить о справедливости, необходимости и благотворности этой меры, если вы знаете историю илотов, Спартака и Гаити, если вы знаете, что нельзя быть свободным и рабом в одно и то же время, не нарушая естественных, политических и гражданских законов. Я оставлю на ваше суверенное усмотрение изменение или отмену всех моих постановлений и декретов, но я умоляю подтвердить абсолютную свободу для рабов, как если бы молил о моей жизни или жизни республики. Конгресс единодушно утвердил этот и другие декреты Боливара.

Заручившись поддержкой конгресса и реорганизовав с помощью иностранных волонтеров армию, Боливар решил вновь перейти к наступательным операциям против испанцев. На этот раз он задумал одну из тех своих военных операций, за которую его справедливо считают талантливым полководцем.

Осенью 1819 года, когда начался сезон дождей и Морильо стал на бивуаках, Боливар решил перейти со своей небольшой армией снежные вершины Анд, спуститься в Новую Гранаду, освободить ее от испанцев, а затем с помощью гранадцев возвратиться в Венесуэлу и изгнать из нее Морильо.

- Это невозможно! заявили офицеры Боливару, когда он изложил им свой простой, но казавшийся им совершенно неосуществимым план. Боливару, несмотря на все его красноречие и умение зажигать сердца, лишь с большим трудом удалось убедить своих соратников. Большинство из них были молодые люди. Средний возраст генералов периода борьбы за независимость был 25 лет. Боливар, которому исполнилось 36 лет, казался среди них стариком. Но по своему энтузиазму и юношескому пылу он превосходил многих молодых участников освободительной войны.

В мае 1819 года армия Боливара, насчитывавшая около 1300 бойцов и 800 коней, пройдя от Ангостуры через девственные леса 1200 километров, начала штурм Андских вершин. Погода была ненастная. Почти без перерыва шел дождь со снегом. В течение семи дней солдаты Боливара шли по пояс в ледяной воде. Путь лежал через бурные речки, кишевшие кайманами, электрическими угрями и рыбой карибэ, нападавшей стаями на людей и животных. Солдаты шли полуголые, страдая от холода, который по мере подъема все более усиливался. Многие льянерос, привыкшие к умеренному климату степей, по ночам оставляли Боливара и возвращались обратно. На высоте в 2 тысячи метров солдат начала косить горная болезнь люди теряли зрение и слух, сходили с ума.

Чтобы избежать встречи с испанскими отрядами, охранявшими наиболее доступные перевалы, Боливар избрал самый трудный из них перевал Писбы. Даже в хорошую летнюю погоду мало кто отважился пользоваться им. Боливар же решил перейти через него, когда все вокруг было окутано непроницаемым туманом. Наконец, после 40 дней непрерывного марша, 6 июля 1819 года, сильно поредевшее войско Боливара одолело перевал Писбы и начало готовиться к спуску. Во время подъема погибли все лошади. Но никто не падал духом. Казалось, энтузиазм бойцов возрастал по мере того, как таяли их силы. Все жаждали поскорей сразиться с врагом и одержать победу.

Первый бой с испанцами произошел в болотистой местности Пантано-де-Варгас. Солдаты Боливара, несмотря на усталость, дрались с огромным воодушевлением. Они знали, что поражение означает для них не только верную гибель за их спиной был перевал Писбы, - но и конец надежды на освобождение Новой Гранады и Венесуэлы. Особенный героизм проявил полковник Рондон, сподвижник Паэса. Когда испанцы начали брать перевес и в рядах патриотов почувствовалось замешательство, к нему обратился Боливар:

- Полковник Рондон, спасите отечество!

Рондон кинулся в атаку, увлекая за собой остальных. Пуля сразила Рондона, но испанцы не выдержали и отступили.

Боливар выиграл бой за Пантано-де-Варгас. Но это не была решающая победа. Испанцы, которыми командовал опытный генерал Баррейро, отступили, сохраняя полный порядок. Они сосредоточили свои силы близ моста через реку Бояку, надеясь преградить патриотам путь к столице Новой Гранады Боготе.

Между тем Боливар взял обходным маневром крепость Тунху, где захватил большое количество провианта и боеприпасов. Силы его после победы у Пантано-де-Варгас росли.

Со всех сторон стекались гранадцы под знамена венесуэльских патриотов.

Не теряя времени, Боливар поспешил встретиться с Баррейро. 7 августа произошла знаменитая битва у реки Бояки. У испанцев было 2940 солдат, у Боливара 2630. И те, и другие дрались с чрезвычайным ожесточением. Дрались в полном молчании, - говорит один из участников битвы. Всем было ясно, что именно тут, у этого моста решается судьба Новой Гранады. Но вот ряды испанцев дрогн