Симон Боливар и его роль в освобождении Латинской Америки

Курсовой проект - История

Другие курсовые по предмету История

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ом патриотов в несколько сот человек по направлению к Каракасу, где продолжал находиться генерал Монтеверде.

Много замечательных людей Венесуэлы стало под знамена Боливара. Среди них молодой Санчо Брисеньо, поклонник Дантона, солдат беззаветной храбрости и преданности делу патриотов. Люди Монтеверде его ненавидели. Для них Брисеньо был дьяволом. Они распространяли о нем нелепые слухи, что он якобы пишет манифесты кровью испанцев. В одной из стычек Брисеньо был захвачен испанцами в плен и расстрелян.

Под командой Боливара воевал испанец-демократ Висенте Кампо Элиас. Я уничтожил бы всех испанцев, - говорил Кампо Элиас, - а потом покончил бы с собой, чтобы не осталось никого из этой проклятой расы.

Отряд Боливара, взяв укрепленный испанцами город Тенерифе на реке Магдалене, а затем селение Оканья, смело начал штурм Андского горного хребта высотой в 4 тысячи метров, отделяющего Венесуэлу от Новой Гранады. Переход был труден. Бойцов со всех сторон окружали опасности. Солдатам Боливара приходилось карабкаться по крутым скалам и преодолевать глубокие ущелья. В пути на них часто нападали огромные черные пауки, укус которых был смертелен. У подножия гор, там, где начинается долина Кукуты, Боливара поджидали испанские войска под командой опытного генерала Корреа. Чтобы избежать боя с Карреа, Боливар пошел на хитрость. Он послал вперед солдата с письмом командиру соседнего отряда патриотов генералу Кастильо. В письме Боливар просил напасть на испанцев с тыла. Испанцы перехватили письмо, которое для них и предназначалось, испугались и поспешно отступили, открыв Боливару дорогу на Каракас.

Население Венесуэлы с радостью встретило патриотов. Жестокости испанцев сыграли роль вербовщиков для армии Боливара. Солдаты Монтеверде, среди которых было много местных уроженцев, перебегали на сторону патриотов. Испанские силы таяли по мере приближения Боливара к столице. Помощник Боливара Сантьяго Мариньо, молодой метис, во главе небольшого отряда добровольцев освободил от испанцев провинции Куману и Барселону. Другой отряд патриотов, под командой дяди Боливара, Риваса, разбил при селении Лос-Тагуапес основные силы испанцев. Сам Монтеверде бежал в Пуэрто-Кабельо.

Жители Каракаса с ликованием приветствовали армию патриотов. Население столицы присвоило Боливару титул Освободителя и наделило его диктаторской властью. Так в 1813 году была возрождена Венесуэльская республика, вторая по счету. Никогда столь малым количеством людей, пишет аргентинский историк Митре, не было достигнуто так много на такой огромной территории и в такой короткий срок.

Но и на этот раз испанцы еще не были окончательно разбиты. Монтеверде продолжал удерживать Пуэрто-Кабельо. В начале 1814 года в Испанию возвратился Фердинанд VII. По его приказу были высланы новые подкрепления Монтеверде с острова Пуэрто-Рико.

Попытка Боливара начать наступление против войск Монтеверде окончилась неудачей. Хотя патриоты и одержали победу в битве у Барбули, продвинуться дальше этого селения и взять Пуэрто-Кабельо им не удалось. К тому же на поле боя пал один из талантливейших полководцев патриотов генерал Жирардот, друг Боливара.

Положение на территории Венесуэльской республики продолжало оставаться напряженным. В провинции вспыхивали контрреволюционные мятежи. Среди республиканских военачальников не было единства. Некоторое из них, например Мариньо, Сантандер и даже сам Рибас, отказывались подчиняться приказам Боливара или выполняли их неохотно.

Звание Освободителя, которым наделило население Каракаса Боливара и которым он так дорожил и гордился, вызывало зависть у других военачальников. Боливар решил разделить с ними эту честь. Он учредил Орден освободителей Венесуэлы и наградил им всех командиров отрядов, участвовавших в борьбе с испанцами. Орден представлял собой большую медаль, на которой было выгравировано имя награжденного и слова: Освободитель Венесуэлы.

Самым страшным врагом патриотов, однако, оказался не Монтеверде и не дух анархии, господствовавший в их собственной среде, а вожак степных скотоводов льянерос Хосе Бовес, прозванный за свою кровожадность и свирепость Атиллой степей. С началом войны за независимость Бовес примкнул к испанцам и, используя свое влияние на льянерос, направил их против патриотов. Сделать это было легко, потому что Боливар и другие венесуэльские деятели пока что ничего не предпринимали, чтобы облегчить бедственное положение крестьянства. А одних призывов бороться за свободу и независимость было недостаточно, чтобы привлечь льянерос на сторону патриотов. Бовес провозгласил священную войну коричневых негров и метисов, составлявших большинство свободного крестьянства, против белых. Испанцам это было на руку, так как Бовес действовал в районах, где испанских властей почти не было и где его жертвами оказывались в основном креолы, сочувствовавшие Боливару. Льянерос, ненавидевшие своих эксплуататоров, охотно вступали в банду Бовеса. За несколько месяцев ему удалось привлечь на свою сторону около 7 тысяч всадников, что намного превышало силы патриотов.

15 июня 1814 года конница Бовеса налетела у селения Ла-Пуэрта на армию патриотов в 2300 бойцов под командой Боливара и разгромила ее. Более тысячи солдат Боливара пали на поле брани, а те, кто сдался, были перебиты. Боливару, Мариньо и Рибасу с большим трудом удалось бежать в Каракас. Несмотря на столь жестокое поражение, Боливар не падал духом. Он вновь и вновь повторял своим сподвижникам: Искусству побеждать учатся на поражениях.

На столицу наступали с запада банды Бовеса, а с востока солдаты Монтеверде. Захват Каракаса этими силами грозил населению поголовным истреблением. Большинство жителей решило оставить столицу. Из 45 тысяч жителей Каракаса бежало 35 тысяч. После трех месяцев скитаний, во время которых масса беглецов погибла в дороге от болезней и истощения, несколько тысяч человек достигли портового городка Куманы. Тут самого Боливара чуть было не постигла участь Миранды. Озлобленные поражением патриоты хотели его арестовать, считая главным виновником всех своих несчастий. С трудом удалось Освободителю, для которого теперь этот титул звучал горькой насмешкой, покинуть Куману, где его сподвижники предавались бесплодным спорам и взаимным обвинениям за недавнее поражение.

Так закончился 1814 год. Колонизаторы торжествовали победу. В последних боях погибло 12 тысяч человек, за немногими исключениями, все американцы, - сообщил одному своему другу испанский генерал Мануэль дель Фьерро. Было бы идеально, если бы нам удалось перебить всех американцев.

Из Куманы Боливар направился в Картахену в надежде получить и на этот раз поддержку у гранадцев. Но гранадцы медлили с помощью. Они сами находились в тяжелом положении. Испанцы захватили столицу Новой Гранады Боготу и с успехом подавляли один очаг сопротивления за другим. В довершение всех бед в Венесуэлу прибыла из Испании новая карательная экспедиция: 10 тысяч отборных солдат во главе с известным испанским маршалом Морильо. Получив известие об этом, Боливар покинул Картахену и переехал на английский остров Ямайку, надеясь получить поддержку у англичан. Но эти надежды оказались напрасными. Тогда Боливар написал свой знаменитый манифест, известный под названием Письмо с Ямайки.

В этом документе Боливар предвещал те огромные изменения, которые в действительности произошли в Америке после изгнания испанцев: образование будущих латиноамериканских республик, объединение Новой Гранады с Венесуэлой в республику Колумбию, прорытие Панамского канала. Боливар призывал в Письме с Ямайки к единению всех республик, к взаимной поддержке в борьбе с испанцами. Для укрепления единства Боливар предлагал создавать конгресс всех южноамериканских республик в Панаме.

В 1815 году рассуждения Боливара многим казались фантазией, бредом, а сам он безответственным мечтателем. Таковым, однако, не считали его испанцы. Их агенты вели за Боливаром неусыпную слежку.

В декабре 1815 года как-то раз ночью Боливар оставил гамак, в котором обычно спал, и пошел прогуляться по побережью. В гамак лег отдохнуть его верный телохранитель Аместой. Когда Боливар вернулся, Аместой был мертв. Убийца, подосланный испанцами, принял Аместоя за Боливара и заколол его кинжалом. Это был не первый счастливый случай, который спас Боливара от верной смерти.

В январе 1816 года Боливар покинул Ямайку и направился в республику Гаити, негритянское население которой изгнало в 1804 году французских колонизаторов и провозгласило независимость. Президент Гаити мулат Петион радушно принял венесуэльского изгнанника и обещал ему поддержку, но только при условии, если Боливар даст обязательство освободить в Венесуэле рабов. Боливар дал такое обещание. Своих собственных рабов он отпустил еще в начале освободительной борьбы.

В Гаити Боливар познакомился с богатым судовладельцем и негоциантом голландского происхождения Луи Брайоном, который обещал помочь ему деньгами и снаряжением. И действительно, в последующие годы Брайон израсходовал в помощь патриотам все свое состояние. Более того, он сам активно участвовал в боях за освобождение Южной Америки.

Вслед за Боливаром на Гаити прибыли и другие руководители патриотов: генералы Мариньо, Пиар, Бермудес. Они единодушно признали Боливара своим руководителем.

В марте 1816 года, получив от Петиона оружие и боеприпасы, а от Брайона корабли, Боливар во главе 250 патриотов и волонтеров отбыл в Венесуэлу. Патриотам сравнительно легко удалось захватить венесуэльский остров Маргариту, где одним их первых актов Боливара был декрет, отменяющий рабство. В этом декрете, подписанном 23 мая 1816 года, Боливар провозгласил: В Венесуэле не будет больше рабов, за исключением тех, кто желает быть ими. Но на континенте еще не произошло желанного перелома в настроении населения. Испанцы многим казались слиш