Символы и метафоры в поэзии Ш. Бодлера

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



чало. С одной стороны это символ потаенной деятельности и намерений; с другой кошка являлась символом спартаковских войск, то есть символом свободолюбия. Таким образом, можно предположить, что Бодлер встал на путь общего стереотипа, но для него кошка также символ таинственности, нежности и любви. В этом символе прослеживаются не только общенациональные представления, но многочисленные индивидуальные уточнения.

 

  1. Прохожей (пер. И. Анненского)

 

Бодлер в своих стихах часто выходит на улицы Парижа, где на каждом шагу могут ждать встречи, позволяющие отвлечься от самого себя, мысленно переселиться в чужую оболочку, дорисовав в воображении судьбу случайного прохожего, чей облик вдруг почему-то выделился из пестрого многолюдья и запал в память.

 

Придерживая трен, как статуя стройна

 

В этом компаративном тропе ясно выражена установка видения мира как собрание предметов искусства.

 

Предчувствуя в ней все: и женственность, и нежность,

И наслаждение, которое убьет.

 

Здесь мы видим метафорическую гиперболу; ведь объективно, вне художественного мышления и чувствования наслаждение не может убить. Поэтому здесь убьет можно перефразировать, как словно убьет, что может подразумевать разрушение личности, души. Таким образом, можно предположить, что здесь ведется речь о сильных чувствах, которые были разрушены; и последняя строка стихотворения Но я б тебя любил мы оба это знали частично подтверждает это предположение.

 

  1. Благословение (пер. В. Левика)

 

В этом стихотворении описывается божественное призвание поэта и его проклятость, обреченность на страдальческий удел. Это была распространенная тема романтической литературы. Стихотворение имеет много перекличек с Ветхим Заветом: Книгой Иова, Книгой притчей Соломоновых, а также современной Бодлеру литературой (в частности с повестью О. де Бальзака Серафита) [7].

Как и его предшественники, Бодлер каждой своей клеточкой испытывает гнет неладно устроенной жизни, где он сам носитель редкого дара обречен на отщепенство в семье, в пошлой толпе, в потоке истории. Он истолковывает свою напасть как крещение в избраннической купели:

 

Я сердце вылущу, дрожащее как птица

В руке охотника…

 

Здесь автор использует функциональное зоонимическое сравнение.

 

Когда ж наскучит мне весь этот фарс нелепый,

Я руку наложу покорному на грудь,

И эти ноги вмиг, покорны и свирепы,

Когтями гарпии проложат к сердцу путь

 

В образовании данной метафоры участвует мифоним (гарпия). Видимо, обращение к мифонимам уместно, так как речь идет о душевных терзаниях, о нравственном выборе.

Гарпия в древнегреческой мифологии это чудовище с головой и руками женщины и когтями стервятника. В литературе гарпия обычно ассоциируется с внезапной смертью, водоворотами и штормами. При этом данный образ несет женское начало в его разрушительном аспекте.

 

Он с ветром шепчется и с тучей походящей,

Пускаясь в крестный путь, как ласточка в полет.

 

Здесь мы видим функциональное сравнение.

Ласточка у многих индоевропейских народов является символом красоты, легкости, стремительности, молодости и обновления. Она олицетворяет надежду, приход весны, удачу. В христианстве ласточка это символ воскрешения, так как, возвращаясь с приходом весны, она приносит новую жизнь. В геральдике же она изображается как Мартлет, Мерлетт или Мерлот и символизирует младших сыновей, не имеющих своих земель. Поэтому здесь можно говорить, с одной стороны, о глубоком внутреннем противоречии символ весны и красоты сравнивается с крестным путем; с другой стороны, во время средневековья младшие сыновья всегда становились рыцарями и, соответственно, отправлялись в крестовые походы, чтобы получить себе земли. Таким образом, можно сказать, что у Бодлера глубоко выражены литературно-художественные традиции рыцарского средневековья.

 

  1. Амур и Череп (пер. П. Якубовича)

 

Не то шутом, не то царем,

В забавно важной роли,

Амур, на черепе людском

Сидит, как на престоле.

 

Впервые это стихотворение было опубликовано в 1855 году с подзаголовком По старинной гравюре. Оно было написано по мотиву гравюры Генриха Гольциуса (1558 1617 гг.), изображавшей Эрота, сидящего на черепе и пускающего мыльные пузыри, которые символизировали быстротечную жизнь.

Здесь мы видим творческие компаративные затруднения; вначале отказ от выбора функциональной метафоры (не то шутом, не то царем…). И все-таки в конце приход к функциональному сравнению (сидит, как на престоле).

 

  1. Разрушение (пер. В. Левика)

 

Мой Демон близ меня, - повсюду, ночью, днем,

Неосязаемый, как воздух, недоступный,

Он плавает вокруг, он входит в грудь огнем,

Он жаждой мучает извечной и преступной.

 

Мысли о связи наслаждения с разрушением нередко посещали Бодлера, и в сонете эта связь выглядит особенно рельефной. Корень зла скука. Первоначальным заглавием было Сладострастие, которое отсылало к одноименному роману Ш.О. Сент-Бева (1834 г.).

Здесь используется проходной вертикальный образ разрушения, который имеет второе название Демон. Абстракт

s