Символы и метафоры в поэзии Ш. Бодлера

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



аемых преград уточняется детально: чуть звякнувший замок преграды временны, они не останавливают напора жизни.

Образ развивается и в невыраженной метафоре: Иль в доме брошенном шкаф распахнешь старинный, где запах времени остался пыльный, чинный. Даже прошлое пронизывает настоящее, его запах реальный и переносно-художественный, проникает в современность. Образ всепроникновения словно замыкается, переживает процесс сюжетно-метафорического закругления: в шкафу оказывается флакон, то есть стартовая метафора-намек на потенциальное жизненное проникновение, диффузию явлений бытия.

 

  1. Отрава (пер. В. Левика)

 

В этом стихотворении поэт использовал следующее сравнение: И все ж сильней всего отрава глаз зеленых, твоих отрава глаз. Зеленые глаза в романтическое литературе символ тайны и жестокого очарования; это также важная часть символа ревности, получившая волей поэта относительную самостоятельность, но и у В. Шекспира ревность чудовище с зелеными глазами. Возможно, здесь мы видим пересечение целостного символа и парцелл двух других символов. Здесь проявляется символическая насыщенность, которая основана на контаминации символов и их частей.

 

  1. Кошки (мы приводим здесь подстрочный, буквальный перевод)

 

Перевод стихотворения Кошки выглядит следующим образом:

 

  1. Пылкие любовники и суровые ученые
  2. Равно любят в свою зрелую пору
  3. Могучих и ласковых кошек, гордость дома,
  4. Которые, как и они, зябки и, как они, домоседы.

 

  1. Друзья наук и сладострастия,
  2. Они ищут тишину и ужас мрака;
  3. Эреб взял бы их себе в качестве траурных лошадей,
  4. Если бы они могли склонить свою гордыню перед рабством.

 

  1. Грезя, они принимают благородные позы
  2. Огромных сфинксов, простертых в глубине одиночеств,
  3. Которые кажутся засыпающими в сне без конца;

 

  1. Их плодовитые чресла полны магических искр,
  2. И крупицы золота, как и мельчайший песок,
  3. Туманно усыпают звездами их мистические зрачки.

 

Кошки, по имени которых назван сонет, в самом тексте называются только один раз. Вначале они предстают в качестве реально существующих животных, но затем речь идет об их фантастическом превращении. Их гордость заставляет их принимать благородные позы огромных сфинксов. Кошки отождествляются со сфинксами, которые, в свою очередь, выглядят спящими; но это обманчивое сравнение, уподобляющее домоседов-кошек неподвижным сверхъестественным существам, на самом деле приобретает значение метаморфозы. Кошки и отождествленные с ними человеческие существа как бы встречаются в облике сказочных чудовищ с человеческой головой и с телом животного. Кошки отождествляются с огромными сфинксами благодаря тому, что они лежат в задумчивости.

Последние два трехстишия посвящены чудесному превращению кошек. Это превращение длится до конца сонета. Если в первом трехстишии лежащие в пустыне сфинксы заставляли колебаться между представлением о живых существах и представлением о каменных изваяниях, то в следующем трехстишии живые существа окутываются мистическими частицами: искрами, крупицами золота, песком, звездами.

В заключительных строках сонета происходит возврат к теме ученых и любовников, которой сонет открывался; и те и другие словно объединены в могучих ласковых кошках. Поскольку кошки являются друзьями сладострастия, то их плодовитые чресла полны магических искр. Можно предположить, что речь здесь идет о производительной силе, но сонет Бодлера допускает и иные интерпретации. Идет ли здесь речь о силе, заключенной в чреслах, или же об электрических искрах в шерсти животных? Как бы то ни было, в любом случае им приписывается магическая сила, которая, возможно, как-то усиливает намек на проявление научной, творческой энергии ученых и любовников.

В первом трехстишии кошки, первоначально находившиеся в доме, выскальзывают из него и начинают расти в пространстве и во времени в бескрайних пустынях и в бесконечных снах. Во втором трехстишии уничтожение границ происходит внутри самих кошек, достигающих космических размеров, поскольку некоторые части их тела (чресла и зрачки) заключают в себе песок пустынь и звезды неба. В обоих случаях превращение осуществляется за счет метафорических средств. Ситуация, в которую помещены кошки, развивается от зябкого затворничества к великому одиночеству в свете звезд, когда наука и сладострастие становятся бесконечным сном.

Для Бодлера образ кошки теснейшим образом связан с образом женщины, на что указывают два стихотворения сборника Цветы зла: Кот и Кошки. В Кошках прослеживается мотив колебания между мужским и женским началом. Мишель Бютор справедливо отметил, что у Бодлера эти два аспекта женственность и сверхмужественность отнюдь не исключают друг друга, но, напротив, объединяются. Все персонажи сонета мужского рода, но кошки и их alter ego огромные сфинксы, обладают двуполой природой.

Таким образом, кошки у Бодлера - символ красоты, творчества, таинственности.

  1. Кот (пер. П. Антокольского)

 

В мозгу моем гуляет важно

Красивый, кроткий, сильный кот.

 

В этом стихотворении Кот - это мужское на

s