Символы и метафоры в поэзии Ш. Бодлера

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



омпаративные тропы

 

Компаративные тропы этих видов встречаются реже, чем визуальные и слуховые. Но тот факт, что тактильные и вкусовые значения часто сопутствуют иным образным значениям, не является препятствием для выделения указанных компаративных тропов.

Комбинации образных значений чаще всего усиливают сенсорные и экспрессивные качества тропа: Шершавый запах шариков нафталина (В. Набоков) сочетание вкусовых и тактильных ощущений.

 

Практическая глава

Особенности функционирования метафор и символов в поэзии

Шарля Бодлера

Уже при первом ознакомлении с поэзией Шарля Бодлера мы отметили сложный и разнообразный характер функционирования метафор и символов. В данной главе мы предложим ряд стихотворений из поэтического цикла Цветы Зла, в которых метафоры и символы представлены различными типами, контекстуальной средой и степенью эксплицитности, то есть степенью явной выраженности, объективации в тексте.

 

  1. Вступление (пер. Эллиса)

 

Безумье, скаредность и алчность и разврат

И душу нам гнетут, и тело разъедают;

Нас угрызения, как пытка, услаждают,

Как насекомые, и жалят и язвят.

 

С первых строк цикла Цветы Зла, бросая вызов умильным самообольщениям, Бодлер приглашает всякого, кто возьмет в руки его книгу, честно узнать себя в ее нелицеприятном зеркале и делает намеренный крен в сторону саморазоблачения.

 

Сам Дьявол нас влечет сетями преступленья.

 

Это функциональная метафора; сеть олицетворяет ловушку, затруднительное положение. В христианстве сеть это двойственный символ: она обозначает и неразрушимую сеть церкви, и, в то же время, силки Дьявола.

 

Как грудь, поблекшую от грязных ласк, грызет

В вертепе нищенском иной гуляка праздный,

Мы новых сладостей и новой тайны грязной

Ища, сжимаем плоть, как перезрелый плод.

 

Здесь мы видим функциональное сравнение: звериное любопытство человека сравнивается с сексуальным инстинктом.

 

Как по канве, по дням бессилья и позора,

Наш дух растлением до сей поры объят!

 

Канва это ткань, применяемая как основа или трафарет; здесь при помощи функционального сравнения выражена мысль, что дни это признаки различенности, границ.

 

То Скука! облаком своей houka одета

Она, тоскуя, ждет, чтоб эшафот возник.

Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник,

Ты знал чудовище утонченное это?

 

Здесь проявляется отрицательный параллелизм, то есть отрицательное сравнение: Скука не напоминает рыкающих, лающих, свистящих чудищ; Бодлер же сравнивает ее с обезьянами, пантерами и другими животными. Но она признак эшафота. Для него Скука многозначное понятие, в котором сплавлены и уныние, и романтическая тоска, и мировая скорбь, и болезненный упадок духа или сплин.

 

  1. Флакон (пер. В. Рождественского)

 

Развитие образа протекает скачкообразно: без всякой подготовки актуализируется образ, который с полным правом следует назвать составным (сложным) компаративным образом, так как его метафорический результат призраки минувшего в свою очередь базируется на неожиданно введенных понятиях гусениц и бабочек. Воспоминания сравниваются с призраками, а призраки в свою очередь с бабочками. Но следует отметить, что на этом участке текста гусеницы введены совершенно без опоры на предшествующие образы. Можно сказать, что самый общий компаративный образ выстроен Бодлером эклектично: частные образы фактически не вытекают, не выводятся друг из друга. Но, конечно, это художественная эклектика. Здесь проявилась размашистая ассоциативность его художественного мышления. Из эклектичного набора частных метафорических образов автор выбирает для поэтического финала образ флакона разрушенного, мутнеющего.

Возможно, в этом стихотворении создан символ, который вырос из флакона, стекла: трагедия человека эпохи Бодлера заключается в невозможности душевного уединения и духовного самосохранения. Возможно также, что данный символ был актуализирован во второй половине XX века, когда современный французский писатель Луи де Мерль посвятил проблемам современной молодежи знаменитый роман, названный им За стеклом. Но в этом произведении возможный символ, введенный Бодлером в литературную традицию, был переосмыслен: молодежные и студенческие бунты (1968 г.) остались внутренним делом европейской молодежи, не переросли в общенациональные, значимые для народов варианты развития.

Трагедия флакона и стекла эпохи Бодлера в их неспособности сохранить мир личности. Видимо, стекло во французской литературной традиции невидимая преграда между людьми.

Общий метафорический образ на первый взгляд имеет простой качественный характер, который можно уточнить как обонятельный. Но, возможно, данная простота скрывает намек на очень важное для Бодлера состояние и проявление жизни: ипостаси жизни, ее лица сменяют друг друга, проникают друг в друга стеклянные преграды не останавливают перетекания друг в друга жизненных форм, словно вездесущих запахов.

В дальнейшем этот образ также метафорически усиливается компаративным переносом, содержание которого открываемый ларец; возможно, образ преодолев

s