Символы в драматургии А.П. Чехова

Дипломная работа - Литература

Другие дипломы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



сиреру. В своей работе Опыт о человеке: Введение в философию человеческой культуры. Что такое человек? (1945 г.) он писал: У человека между системой рецепторов и эффекторов, которые есть у всех видов животных, есть и третье звено, которое можно назвать символической системой. По Кассиреру, символическое пространство человеческой жизни разворачивается и ширится в связи с прогрессом рода, с развитием цивилизации: Весь человеческий прогресс в мышлении и опыте утончает и одновременно укрепляет эту сеть.

Как пишет К.А. Свасьян, вопрос о том, есть ли реальность помимо символа, характеризуется Кассирером (как философски неуместный и мистический. Кассирер не отрицает интенциональной природы символа как указующего на “нечто”. Однако под этим “нечто” подразумевается у него единство функции самого формообразования, т.е. правила символического функционирования. Словно продолжая мысли Кассирера, видный лингвист ХХ века, Э. Сепир в 1934 году писал: ...Индивид и общество, в бесконечном взаимном обмене символическими жестами, строят пирамидальную структуру, называемую цивилизацией. “Кирпичиков”, которые лежат в основании этой структуры, совсем немного.

А.Ф. Лосев разграничивает символ и другие близкие к нему категории. Остановимся на отличии символа от знака и от аллегории. Символ, по мнению Лосева, это бесконечный знак, т.е. знак с бесконечным количеством значений.

Одной из основных характеристик символа А.Ф. Лосев полагает тождественность означаемого и означающего. Символ есть арена встречи обозначающего и обозначаемого, которые не имеют ничего общего между собой. Присутствие символизируемого в символе в свое время стало одной из центральных идей философии слова П. Флоренского. Смысл, перенесенный с одного предмета на другой, настолько глубоко и всесторонне сливается с этим предметом, что их уже невозможно отличить один от другого. Символ в этом случае есть полное взаимопроникновение идейной образности вещи с самой вещью. В символе мы обязательно находим тождество, взаимопроницаемость означаемой вещи и означающей ее идейной образности.

По мысли Лосева, символ как художественный образ стремится к реалистичности. Однако если полагать единственным критерием символа реалистичность, сотрется грань между символом и художественным образом. По сути, любой образ символичен.

Кроме того, Лосеву принадлежит одна из самых распространенных классификаций символов, в основе которой лежит его функционирование в разных областях. Ученый выделял символы научные, философские, художественные, мифологические, религиозные, человечески выразительные, идеологические и побудительные, внешне-технические и природу, общество и весь мир как царство символов.

Лотмановская теория символа органично дополняет теорию Лосева. По Ю.М. Лотману, являясь важным механизмом памяти культуры, символы переносят тексты, сюжетные схемы и другие семиотические образования из одного пласта культуры в другой. Символ может принадлежать не только индивидуальному творчеству. Этим свойством символа определяется его близость к мифу.

Е.К. Созина считает наиболее совершенной и вместе с тем обобщающей ту линию символологии, что, через Платона, тянется с древних времен до наших дней, концепцию М.К. Мамардашвили и А.М. Пятигорского, предложенную ими в работе 1982 года Символ и сознание. Метафизические размышления о сознании, символике и языке. Авторы стремятся истолковать символ в смысле сознания. Они понимают символ как вещь, которая одним своим концом “выступает” в мире вещей, а другим “утопает” в действительности сознания. При этом, символ в их понимании, практически беспредметен: любая содержательность символа выступает как совершенно пустая оболочка, внутри которой конституируется и структурируется только одно содержание, которое мы называем “содержательностью сознания”. В силу содержательности сознания, наполняющей символ, он и является вещью. Кроме того, Мамардашвили и Пятигорский выделяют 2 основных вида символов: первичные и вторичные. Первичные символы (и соотносимые с ними первичные мифы) лежат на уровне спонтанной жизни сознания и спонтанного отношения индивидуально-психических механизмов к содержательностям сознания, т.е. они соотносятся с космическим сознанием и не имеют адекватного человеческого выражения. Вторичные же символы фигурируют на уровне мифологической системы, которая как система сама является результатом идеологической (научной, культурной и т.п.) проработки, интерпретации, они возникают в языке, культуре, социуме. Мамардашвили и Пятигорский большое внимание уделяли проблеме множественной интерпретации символа, связанной с проблемой понимание знание: множественность интерпретаций является способом бытия (а не выражения!) того содержания, которое символизируется.

 

1.4 Изучение символа в творчестве А.П. Чехова

 

Впервые проблема символа в творчестве А.П. Чехова было поставлена А. Белым в статье Чехов (1907 г.). Он отмечает, что, несмотря на продолжение традиций русских реалистов, в чеховском творчестве заложен динамит истинного символизма, который способен взорвать многие промежуточные течения русской литературы. При этом, А. Белый особенно подчеркивает, что Чехов никогда не сознавал себя символистом, но он благородно и честно как бы отдал все свое творчество на то, чтобы творчество его стало подножием русского символи

s