Символистские опыты В.Э. Мейерхольда и К.С. Станиславского (пьесы Л. Андреева и М. Матерлинка во МХТ и театре В.Ф. Комиссаржевской)

Контрольная работа - Культура и искусство

Другие контрольные работы по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



тве Мейерхольда, о его роли в нашей театральной культуре сохраняют свою остроту. Это вопросы совсем не академические ,они остаются злободневными не случайно: ответ на них определяет, в чем духовная суть традиций отечественного театра, на какое наследство он должен опираться

Свою творческую деятельность Мейерхольд начал на подмостках Московского Художественного театра как своего ученика по Филармоническому училищу его привлек в труппу Вл. И. Немирович-Данченко. По первоначальному замыслу Станиславского, ставившего спектакль Царь Федор Иоаннович, Мейерхольд должен был играть в нем заглавную роль. Но потом роль была отдана И. М. Москвину. А первой заметной работой Мейерхольда в МХТ стал Треплев в чеховской Чайке.

Образ Молодого драматурга-декадента, видимо, совпадал с глубинным мироощущением исполнителя. Мейерхольд замечательно сыграл Треплёва, всегда называл его своей самой любимой ролью. Некоторым современникам казалось, что актер играет как бы самого себя. Предполагал ли он тогда где реплика, что реплика героя - нужны новые формы, новые формы нужны, а если их нет, то ничего не нужно - станет на всю жизнь его творческим девизом. Можно сказать, что с ролью Треплёва родился театральный Мейерхольд, и не оставался ли он Треплевым надо изображать жизнь не такою, как она есть, и не такою, как она должна быть, а такою, как она представляется в мечтах - до конца своих дней? В контурах мейерхольдовского Треплёва писатель Борис Зайцев увидел черты талантливости без некоего Божьего благословения, нервность без влаги, головная, сухая возбужденность и неспособность к творчеству органическому, из почвы подсознания идущему, - это, кажется и есть Мейерхольд… в общем неблагодарность и бесплодие определили путь этого незаурядного человека. Он стал врагом Станиславского, врагом Москвы, корней, исконных соков русской земли.

Вскоре уйдя из МХТ (1902) и став самостоятельным режиссером, Мейерхольд бросил вызов, прежде всего русской реалистической традиции. В современном ему театре он вообще не видел ничего национально-самобытного. Режиссер более чем откровенно формулировал свои принципы: Прежде всего, я, моё своеобразное отношение к миру. И все, что я беру материалом для моего искусства, является соответствующим не правде действительности, а правде моего художественного каприза.

Эстетика Мейерхольда формировалась на почве индивидуалистического мироотношния. Глубоко коренившиеся в нем страсть к изобретению и заимствованию всех новых форм, приемов, эффектов, пафос причудливого смешения стилей, дух протеста против сложившихся канонов бытия, безудержная жажда художественного обновления всю жизнь не давали ему покоя и обрекли на бесконечную эстетическую погоню, в которой он не знал передышки.

Разумеется, не только Мейерхольд и его сторонники пытались навязать, привить нашей сцене новую моду, принципы так называемого театра исканий, который один из критиков сравнил с кочевым принципом - кочевой образ духа, отрицающий не только эстетическую , но и нравственную оседлость, утвердившиеся культурные традиции. Подобным мировосприятием были заражены значительные слои российской интеллигенции, которую называли самой бродячей из всех на свете…. Философия М. Штирнера, Ф. Ницше, а также разного сорта доморощенных Смердяковых, люциферический гипноз концепции сверхчеловека опьянили тогда многие головы, породив настоящую эпидемию в интеллигентских кругах. Всякого рода искателей, с глумливой ухмылкой бросавших под ноги достижения многовековой культуры., 20-й век плодил с поразительной быстротой и неутомимостью. В творчестве Мейерхольда ипостаси нигилизма проявилась, быть может, с большей обнаженность и наступательностью.

Культ новомании, преодоление традиций, вседозволенности обнаруживал обычно одну и ту же практическую цель жажду разрушения. И почти всюду хищный кочевой аппетит стремился взыскать дань по формуле известного шекспировского персонажа фунт мяса и поближе к сердцу.

Проницательный Немирович-Данченко, вероятно, ощутил это ещё в момент ухода Мейерхольда из Художественного театра, - чужой среди своих, свой среди чужих … Да и сам Мейерхольд признавался в полном отсутствии товарищеского контакта с коллегами: Меня раздражали они, я казался странным им. Перед уходом Мейерхольд отправил несколько дерзких ультимативных писем Станиславскому, одно из которых оканчивал угрозами свести счеты со своими врагами заявлением: Для выяснения истины я не остановлюсь ни перед чем.

Мейерхольда увлекала лицедейская природа театрального искусства, экзотика необычных сценических форм, декоративно-пластические возможности режиссуры, эксцентрика и условность приемом. Его жажда новизны во что бы то ни стало предопределила иерархию ценностей и художественную всеядность. К органической реальности человека на сцене, к правде его душевных движений, к психологии, быту то есть к живой жизни, к характерам Мейерхольд зачастую был равнодушен.

Работая в 1906 1907 годах в театре В.Ф. Комиссаржевской, режиссер мог часами спорить о том, на сколько аршин отодвинуть декорации от рампы, не жалел сил для того, чтобы выровнять движения актеров в одну линию как это было в спектакле Сестра Беатриса М. Метерлинка ничего не говоря о внутреннем, психологическом обосновании замысла. Во многих его постановках ясно обозначилось преобладание декоративной, живописной стороны над актером,

s