Символика христианского календаря в произведениях Достоевского

Статья - Литература

Другие статьи по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



(28; 2, 235). И действительно, 24-го декабря он отправил первую часть "Идиота" в редакцию журнала "Русский вестник". Приезд князя Мышкина в Петербург мог состояться в любой день, тем более что события первой части укладываются в один день, а возобновляются через полгода. Между тем Достоевский несколько раз подчеркивает и прямо, и косвенно, что все происходит именно 27-го ноября и именно в среду. Конечно, это не случайно: уход Настасьи Филипповны от Тоцкого приурочен к осеннему Юрьеву дню, приходившемуся на 26-е ноября, и это знаменательное совпадение.

Выразительна внутренняя форма имени, отчества и фамилии героини романа "Идиот" Настасья Филипповна Барашкова: Анастасия в переводе с греческого языка встающая, воскресающая, ее день рождения приходится на Филиппов пост, среди почитаемых православной церковью Анастасий есть и Овечница. В таком знаменательном сопряжении значений возникает символический образ имени, выявляющий характер героини и ее сюжетно-композиционную роль.

Или: убийство студента Иванова произошло 21-го ноября 1869-го года. Достоевский перенес время действия романа на сентябрь и начало октября, связав художественный календарь с символикой православного календаря. События романа происходят на фоне знаменательных церковных праздников Рождества Богородицы, Воздвижения Креста Господня, Покрова Пресвятой Богородицы, что находит свое выражение в деталях авторского повествования и темах разговоров героев. Достоевский не назвал точной даты рокового скандала, с которого началось сюжетное время романа. Первые эпизоды "предыстории" случились в начале сентября, далее "прошло с неделю", события возобновились "на седьмой или восьмой день", в пятницу. В воскресение к обедне съехался "почти весь город", была "торжественная проповедь", что указывает на праздник, и в этот праздничный день в романе объявился Ставрогин. Вторым сентябрьским воскресением в 1869-м году было 14-е сентября день Воздвижения Креста Господня .

У Ставрогина "говорящая" фамилия (stаvrоs по-гречески крест). Именно в этот день могла начаться "Голгофа" великого грешника Николая Ставрогина, у которого была потребность "наипозорнейшего креста" и подвига страдания и искупления, но попытка исповеди обернулась новым срывом, исходом которого для Ставрогина стали не распятие и воскрешение Христа, а удавка Иуды.

Когда в романе "Подросток" герой пишет: "резко отмечаю день пятнадцатого ноября" (13, 163), то эта дата о многом говорит: 15-го ноября начинается Филиппов, или Рождественский пост; но когда в "Заключении" возникает тема Великого поста и накладывается на идею "записок" Аркадия Долгорукого, ясно, что и это неслучайное совпадение: и Рождественский, и Великий пост содержат идею нравственного совершенствования человека, его духовного приготовления к Рождеству и Пасхе.

Из всех символических дат церковного календаря исключительное значение имеет Пасхальный цикл. О пасхальных сюжетах в "Записках из Мертвого Дома" и "Униженных и оскорбленных" уже шла речь. К Пасхе приурочено воскрешение из мертвых Раскольникова его физическое и духовное исцеление. "На второй неделе Великого поста", когда ему пришла очередь говеть вместе с казармой, каторжники набросились на него: "Ты безбожник! Ты в Бога не веришь! кричали ему. Убить тебя надо" (6, 419). Потом он заболел: "Он пролежал в больнице весь конец поста и Святую". Во время болезни ему грезились странные и страшные сны о гибели человечества, в которых могли спастись "только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю" (6, 419-420). В снах произошло исцеление одержимого своей идеей Раскольникова это ясно обозначилось уже на "второй неделе после Святой". Аналогично складывается и судьба Сони Мармеладовой. Прежде ее воскрешения также были болезнь и выздоровление. И наконец, знаменательная встреча двух исцелившихся, преодолевших соблазн и искушение: "Они хотели было говорить, но не могли. Слезы стояли в их глазах. Они оба были бледны и худы; но в этих больных и бледных лицах уже сияла заря обновленного будущего, полного воскресения в новую жизнь. Их воскресила любовь, сердце одного заключало бесконечные источники жизни для сердца другого" (6, 421).

На Святой неделе Коля Иволгин удивил Аглаю передал ей наедине письмо, подписанное "Ваш брат кн. Л. Мышкин". Письмо показалось ей странным: "мне ужасно бы желалось, чтобы вы были счастливы. Счастливы ли вы?" (8, 157). Аглая насмешливо кинула письмо в свой столик, назавтра опять вынула и заложила в "одну толстую" книгу, а через неделю, то есть на Фоминой неделе, разглядев, что "это был "Дон-Кихот Ламанчский"", Аглая ужасно расхохоталась "неизвестно чему" (8, 157). Почему расхохоталась Аглая, должен догадаться читатель. Так не только начинается роман Аглаи и князя, но и обнаруживаются культурно-исторические корни литературного типа "положительно прекрасного человека", что отчасти под смех присутствующих разъяснится в "лекции" Аглаи о Дон Кихоте и "рыцаре бедном".

По проницательному суждению черта из кошмара Ивана Карамазова, "Фома поверил не потому, что увидел воскресшего Христа, а потому, что еще прежде желал поверить" (15, 71). Так и Аглая на Фоминой неделе угадала князя. В одном эпизоде как бы случайно сошлись по воле автора Христос, Дон Кихот, князь Мышкин.

На Пасху происходит нравственное сам

s