Символика христианского календаря в произведениях Достоевского

Статья - Литература

Другие статьи по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



он выучил читать и писать по-русски дагестанского татарина Алея, который признался ему на прощание, что он сделал его из каторжника человеком.

Каторга изменила систему культурно-исторических координат творчества Достоевского. Он стал вести счет времени уже не от Сотворения мира, а от Рождества Христова и не только сам переживал время как христианскую мистерию, но и наделял этим даром своих героев. Ему открылись неограниченные художественные возможности евангельских текстов. Следы их внимательного чтения есть во всех произведениях писателя, начиная с "Записок из Мертвого Дома" и "Униженных и оскорбленных". Обсуждения Евангелия стали ключевыми эпизодами всех великих романов Достоевского от "Преступления и наказания" до "Братьев Карамазовых".

Не все церковные даты имеют символический смысл. В прямом значении они являются лишь календарными датами. Так, по именинам Илюши, которые приходились на Ильин день (20 июля), можно точно датировать время действия романа "Село Степанчиково и его обитатели". Или когда Пульхерия Александровна пишет Родиону Раскольникову о желании "сыграть свадьбу в теперешний мясоед, а если не удастся, по краткости срока, то тотчас же после госпожинок" (6, 34), она имеет в виду конкретные сроки: "теперешний мясоед" время после Петрова поста с 29-го июня по 1-е августа, "после госпожинок" после Успенского поста, т. е. после 15-го августа.

Символические значения в романных хронотопах возникают в иных случаях.

Обычно Достоевский привязывал место и время своих романов к реальному пространству и историческому календарю, но хронологическая и топографическая "точность" часто всего лишь иллюзия читателя правда, степень условности в каждом произведении разная. У Достоевского есть произведения, в которых, говоря слогом Поприщина, "никоторый год". Это "Двойник", "Хозяйка", "Белые ночи", "Неточка Незванова", многие рассказы, "Игрок", "Вечный муж". Но даже там, где год указан, это отнюдь не значит, что он выверен по календарю. Так, в биографическом времени автора была иная хронологическая последовательность каторжных впечатлений, чем та, которая дана в "Записках из Мертвого Дома". В "Униженных и оскорбленных" романное время начинается "двадцать второго марта прошлого года", надо думать 1860-го года, но поздняя Пасха, которая была в романе в "конце апреля", пришлась на весну 1861-го года, когда печатался роман, и была она 23-го апреля (в 1860-м году она была 3-го апреля). Более того, по точному расчету романная Пасха не могла состояться в "конце апреля", так как со смерти Смита сначала прошло "пять дней", потом еще "две недели", так что через три недели после 22-го марта никак не мог наступить "конец апреля".

Очевидно, что для Достоевского точный расчет времени по реальному календарю не имел значения, как и отсутствие в ряде случаев окончательных конкретных адресов.

В то же время не случайно, что примирение Ихменевых происходит на Страстной неделе накануне Пасхи, когда "Христос воскрес, все целуются и обнимаются, все мирятся, все вины прощаются" (3, 383), и вызвано оно пасхальным рассказом самой Нелли о трагической гибели ее семьи из-за немилосердной непримиримости Смита.

В "Братьях Карамазовых" романное время начинается "в конце августа", следующий день был уже в сентябре, третий день, когда обнаружился "тлетворный дух" от умершего старца Зосимы, был постным днем (средой или пятницей), возобновляется рассказ о судебной ошибке через два месяца, в начале ноября, в воскресение накануне процесса, который состоялся в понедельник; что случилось на пятый день после суда, описано в "Эпилоге". Таких лет, в которых "ноябрь в начале" (1-3-го ноября) приходился бы на воскресение, а 1-2 сентября одновременно было средой (пятницей не могло быть), в календаре немного, но это никак не 1866-й год, на который указывает автор, и ничего рядом: не 1865-й, не 1867-й годы. Из времени написания романа ближе всего 1881-й год, но вряд ли его имел в виду Достоевский.

Вместе с тем у Достоевского есть немало произведений, хронология которых накладывается на исторический календарь. Таковы "Бедные люди", в которых хронология накладывается на календарь 1844-го года, "Преступление и наказание" на 1865-й год; романное время "Идиота" начинается в среду 27-го ноября, а это 1867-й год; на второе сентябрьское воскресение 1869-го года приходится роковое начало "Бесов"; четвергом было 19-е сентября в романе "Подросток", что соответствует календарю 1874-го года. Но и эту условную точность автор, когда ему нужно, нарушает, идя на сознательные анахронизмы, заметные внимательному читателю. Их достаточно много, чтобы стать правилом. Так, начав "Бесы" 1869-м годом, Достоевский по мере печатания романа перенес время действия на начало 70-х ("187… год"). Отнеся начало "Братьев Карамазовых" на тринадцать лет назад, Достоевский ввел в роман события и факты конца 70-х годов. Аналогично происходит "сгущение" времени в "Записках из Мертвого Дома" и "Униженных и оскорбленных".

Романные хронотопы Достоевского условны, и в их условности очевидны символические значения. Так, осень 1867-го года Достоевский прожил в Женеве, на несколько дней выезжал на рулетку в Саксон ле Бэн; проиграв там 5-6-го ноября все деньги, он попал в безвыходное положение, из которого нашел один выход: "Теперь роман, один только роман спасет нас, и если б ты знала, как я надеюсь на это!"

s