Символика крестьянского быта в культуре Древней Руси

Статья - Культура и искусство

Другие статьи по предмету Культура и искусство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



; жилища, внутренней (удаленной от входа) внешней (расположенной у входа) части жилого пространства существует вертикальное противопоставление низ верх. Оппозиция верх низ может быть рассмотрена двояким образом: по отношению к поверхности земли первый венец выступает в роли верха, в то время как в срубе он является нижним ярусом (землей в сочетании небо земля).

Вертикальная структура жилища трехчастна. Две границы (пол; потолок крыша) делят ее на три зоны, соответствующие космической вертикали: чердак небо; жилое пространство дом; подполье подземелье. Крыша осмысляется не только как граница между верхом (небом) и низом (миром людей), но и между внешним и внутренним применительно к вертикальной плоскости. Вертикальную плоскость моделируют стены. Идею верха, роста, возрастания олицетворяет опять же деревце, посаженные внутри сруба. В крестьянской избе венцов всегда нечет, от 19 до 21. Может быть, это воплощение опять же некоторого хаоса (нечет), из которого возникает в будущем порядок (чет).

Концом строительства сруба (возведения стен) и в то же время началом завершающего этапа, связанного с укладкой перекрытий, отмечается укладка матицы (матки, матрицы) потолочной балки. Поэтому этот обряд имеет смысл на уровне пространственно-временных отношений. Худая матка всему дому смятка. Эта пословица отражает, прежде всего, конструктивную роль поперечного бруса (матка мать семейства и потолочный брус). С семиотической точки зрения матица обозначала, прежде всего, границу. При этом благодаря ее особому конструктивному положению матица была сразу двойной границей: между верхом и низом, а также между внешним, связанным с входом-выходом, и внутренним. Матица, по сути, это основное членение внутреннего пространства дома. Матице придавалось значение связующего начала не только по отношению к дому, но и по отношению к проживающим в этом доме членам семьи. Гость, посторонний человек, войдя в избу, садится на лавку у входа и не должен заходить за матицу без приглашения хозяев. Место под матицей (под ее центром) является серединой избы, ее топографическим центром, где происходило большинство обрядов. В матицу вбивали крюк, к которому крепили люльку, под матицу вставали молодожены, принимая благословение родителей. Представления о матице как о матери Рода, семейства (Мать Сыра Земля) в языческой традиции, переплетаются с нормами поведения в православном храме, где символическую роль матицы выполняет иконостас, преграждающий путь непосвященному (гостю) в святая святых. Таким образом, образ матицы являет собой переплетение традиций языческой и христианской культур. Подтверждением сакральности данной границы является обряд установления матицы. Обращают на себя внимание следующие моменты обряда:

Установка в красном углу ветки березы; установка деревца маркирует наиболее значимые моменты строительства, наиболее сакральную точку пространства.

Обход плотника по матице с целью завладеть подвязанными к ней ценностями (шуба с хлебом, солью, мясом, капустой, вином, пирогом). При всем при этом произносится молитва (на границах миров в углах дома). В этих действиях происходит соединение космических зон, как по вертикали, так и по горизонтали.

Осыпание матицы зерном и хмелем относится к числу стандартных ритуальных действий с общей семантикой богатства и плодородия (например, обряд осыпания молодых на свадьбе).

Обматывание матицы платками, шубой с целью обеспечить тепло в доме лишний раз указывает на эквивалентность матицы дому, то есть эквивалентности части целому в народных представлениях.

После установки матицы катались на лошадях с песнями, чтобы все село видело, что матицу положили. То есть можно говорить о временной выделенности укладки матицы, этот момент строительства отмечался как кульминационный.

В основе представлений о верхней границе крыше (сродни представления о небе как о крыше мира) лежит необходимость ощущения конечности, предельности, упорядоченности Вселенной. Все, что имеет верхний предел, относится к сфере знакомого, постижимого, человеческого. Для изображения нежилого или чужого дома в фольклоре используется образ дома без крыши. Крыша может метонимически обозначать весь дом объединяющим всех живущих под единым началом (отсюда пошли такие образные выражения как отчий кров, жить под одной крышей). В данном случае мы наблюдаем характерную черту языческой культуры, которая оказалась наиболее влиятельна в позднейшие времена утверждения христианства, имперсональность низкая оценка личного начала в человеке. Человек ощущает себя не индивидуальностью, а членом разных общностей (рода, племени, семьи и др.) Именно в этом качестве он имеет ценность. Основной его задачей является обеспечение бессмертия рода. Эта общность наложит отпечаток на культуру христианской эпохи. В соответствии с нею будет восприниматься христианский идеал соборности, до какой-то степени локализуясь и конкретизируясь в рамках города, княжества, всей Руси. Эти общности часто почти поглощают личность с ее основными духовными проблемами, в ее непосредственном отношении к Богу. Связь крыши с космическим верхом подчеркивается солярной семантикой: левый край кровли восходящее утреннее солнце; верхний конек, полотенце полуденное солнце в зените; правый край кровли вечернее заходящее солнце. Завершение формирования вертикальной структуры жилища связывается с идеей достижения верхнего предела

s