Символика заглавий книг А. А. Ахматовой

Дипломная работа - Литература

Другие дипломы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



евога, растерянность, метания сознания из настоящего и в прошлое, и в будущее.

Проследим обращение Ахматовой к различным временным пластам на примере анализа первых трех стихотворений, которые, на наш взгляд, имеют очень тесную взаимосвязь. (Стихотворения "Петроград, 1919" (1919), "Бежецк" (1921), "Предсказание" (1922)).

В первом стихотворении рисуется картина Петрограда 1919 года через то душевное состояние людей, ту атмосферу, царившие в городе. Ахматова произносит монолог от лица всех тех, кто заключен "в столице дикой", тех, кого "в кругу кровавом день и ночь долит жестокая истома":

Никто нам не хотел помочь

За то, что мы остались дома,

За то, что, город свой любя,

А не крылатую свободу,

Мы сохранили для себя

Его дворцы, огонь и воду.

( "Петроград, 1919", стр. 144).

Вторая часть стихотворения (последние четыре строчки, тогда как первая часть двенадцатистишие) обращена в будущее, то есть происходит временной скачек в сознании поэта. Осознавая всю трудность, непреодолимость нынешней ситуации, Ахматова предвидит будущее:

Иная близится пора,

Уж ветер смерти сердце студит,

Но нам священный град Петра

Невольным памятником будет.

( “Петроград, 1919”, стр. 144).

Второе стихотворение “Бежецк” выглядит как сюжетное противопоставление первому: умиротворенность, боговдохновенность противопоставляются ощущению несправедливости, жестокости бытия:

Там вьюги сухие взлетают с заречных полей,

И люди, как ангелы, Божьему Празднику рады,

Прибрали светлицу, зажгли у киота лампады,

И Книга Благая лежит на дубовом столе

Память о горестном прошлом пытается нарушить этот душевный покой, она открывает героине свои терема с глубоким поклоном. Но та не вошла, а захлопнула страшную дверь. Ведь так тяжелы и неспокойны эти воспоминания!

Третье стихотворение первой части Предсказание сначала не имело названия и было напечатано на обороте страницы 7 (издания Anno Domini 1923 года) рядом со стихотворением Согражданам. Страница была вырезана цензурой почти из всех экземпляров тиража. Случайно сохранилось несколько экземпляров с этой страницей. Впоследствии она появилась в Беге времени, где стихотворение Согражданам получило новое название Петроград, 1919. А стихотворение Предсказание при жизни Ахматовой не печаталось. Под таким названием оно было опубликовано Л. К. Чуковской в журнале Литературная Грузия в 1967 году.

Эти стихотворения (Петроград, 1919 и Предсказание) имеют тесную взаимосвязь. Ведь не случайно они были напечатаны на одном листке. Как и в последнем четверостишии Петрограда, 1919, в Предсказании Ахматова пророчествует о будущем, ожидающем тех, кто не покинул места своей будущей казни. Ахматова знала, что близка расправа над представителями творческой интеллигенции:

Туго согнутой веткой терновою

Мой венец на тебе заблестит.

Ничего, что росою багровою

Он изнеженный лоб освежит.

( Предсказание, 1922, стр. 145).

Терновый венец это напоминание о гибели во имя Спасения грешных людей Иисуса Христа. Это украшение падет на головы многих современников Ахматовой, чьи имена на долгие годы предадут забвению. И им так же, как Христу, предстоит воскресение уже в наше время: поэтов и писателей, когда-то канувших в Лету, снова читают, цитируют, ими восхищаются.

Итак, Ахматова заключена в столице дикой. Свобода потеряна.

В некоторых стихах первой части чувствуется преемственность Anno Domini с книгой Белая стая. Образ птицы символ свободы в Anno Domini. А ее то и не хватает лирической героине. И даже небо свободная стихия лишено своего естественного состояния, своего света:

Веет ветер лебединый,

Небо синее в крови.

( Веет ветер лебединый, 1922, стр. 149)

Велико значение Библейского цикла в раскрытии темы времени и памяти. Он включен в данную часть книги. (Впервые как цикл в Беге времени).

Данному циклу чрезвычайно повезло с многочисленными интерпретациями. В.Я. Виленкин, Г. А. Гуковский, Л. Я. Гинзбург, Р. Тименчик и другие исследовали стихи данного текста в разных аспектах.

Не ставя перед собой цели полного анализа произведений лирической трилогии, мы попытаемся представить свою версию цикла в контексте темы времени, доминирующей в книге Anno Domini.

Цикл состоит из трех стихотворений: Рахиль (1921), Лотова жена (1924), Мелхола ([1922], 1959 1961).

  1. Рахиль. Современники находили в этом стихотворении биографический подтекст. Характерна запись Л. Я. Гинзбург (1927): Гуковский говорил как-то, что стихи об Иакове и Рахили… он считает, в биографическом плане, предельно эмоциональным для Ахматовой. Эти фабульные, библейские стихи гораздо интимнее сероглазого короля и проч. Они относятся к Артуру Лурье. (Артур Лурье близкий Ахматовой человек, композитор, эмигрант). Тема эмиграции находит свое актуальное выражение в творчестве поэта, ведь она являлась свидетельницей того, как многие стремились покинуть нравственно (да и материально) оскудевшую страну. Она считает, что беглецы обмануты в своем ожидании лучшей жизни на чужбине. Они будут раскаиваться в содеянном и вспоминать покинутую Родину, брошенных любимых. Этот обман в данном стихотворении соотносится с обманом Лавана, который приводит к Иакову в брачный покой вместо Рахили (во имя любви к ней Иаков служил у Лавана 7 лет) нез

s