Символизм как семиотическое явление и его гносеологическая оценка

Диссертация - Разное

Другие диссертации по предмету Разное

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ву феникс, обозначающему сказочную птицу. В первом случае понятие птица феникс уже заключает в себе содержание выявляемого им представления (11, с.15). Сходство обусловлено мифологическим содержанием, дополняющим

V

картину символа. Это мифологическое содержание нужно рассматривать как знание, поскольку оно составляет понятие птицы феникс, которое заключается в том, что сказочная птица в старости сжигает себя и возрождается молодой из пепла. Этот коннотативный компонент облегчает понимание сходства символа с символизируемым объектом. Понятие символа согласуется ассоциативно с понятием вечности. На этом уровне происходит рефлективное замещение одного собственного понятия идеей вечности. Означающее феникс не заменяется, а остается самим собой, но внутреннее содержание символа есть уже содержание некой общей абстрактной идеи. Таким образом, говоря о фениксе, мы имеем в виду или в образе идею

101

. .- г. -Д*.. „_ j.nA"* -*Ы**ыЛл--Л1-а

вечности. Символ феникс не есть первичный образ самого себя (как иконический знак), но есть идеальный образ вечности. В качестве знака феникс (в графическом или акустическом виде) фиксирует идею вечности. Как мы видим, сходство имеется на идеальном уровне, т.е. происходит репрезентация образа-идеи, а не внешнего сходства или образа-изображения. Последнее является определяющим для иконического знака. Именно в этом ракурсе Резников рассматривает образ. В его понимании, образами являются фотография, картина, скульптура, в которых передается внешнее сходство. Внешнее или структурно-функциональное сходство свойственно и символу. Но оно не будет определяющим свойством символа, скорее его частной характеристикой, Зрительные восприятия есть образы, отражающие объективный мир, а акустические образы - это знаки, обозначающие предметный мир (24, с.38). Акустические образы лишь частично отражают предмет, так же как зрительные и другие виды образов. Эти образы являются знаками по отношению к предмету, поскольку отражают лишь отдельные его свойства. Поскольку зрительный образ связан с данным предметом, по не отражает всех свойств этого предмета, то по отношению к предмету в целом (зрительный образ) выступает как знак. Так, например, обозначение горы М есть одновременно и образ, поскольку здесь отражается форма горы; и в то же время - это знак, поскольку данный образ отражает только отдельные, а не все свойства; и в целом этот образ отражает и обозначает предмет (24, с,39). Функциональные особенности символической формы и единство ее содержания, являются, на наш взгляд, условием для явленности образа. Хайдеггер в ранней работе Кант и проблема метафизики указывает на воображение как образующее средоточье онтологического познания (73, с.73). Слепая, хотя и необходимая функция души Канта оказывается способностью созерцания даже без присутствия предмета, т.е. первым его обличьем является нспривязанность к сущему (там же). Способность воображения созерцаег и творит образ, причем самостоятельно предоставляет

102

себе вид. Двойственность ее заключается в сочетании рецептивности и спонтанности. Поскольку рецептивность обозначает чувственность, а спонтанность - рассудок, то способность воображения характерным образом оказывается между ними. Так как, по Канту, воображение есть способность чувственности, следовательно, она свободна. Воображение - это не восприятие, но оно обладает способностью сравнивать, синтезировать, различать, придумывать, размышлять. Хайдеггер приводит следующую мысль Канта, обобщающую эти способности воображения: Чувства дают материю ко всем нашим представлениям. Из нее создает представления, во-первых, способность образования [представлений] независимо от присутствия предметов: способность образования, imaginatio; во-вторых, [вместе с ней оказываются задействованными] способность сравнения -остроумие и сила различения, iudicum discretum; в-третьих, способность связывать представления непосредственно с их предметами, но посредством некого [представления] заместителя, т.е. [способность] обозначения (73, с.74).

Как бы многофункциональна ни была способность воображения, в первую очередь она является способностью наглядного предъявления представления неприсутствующего предмета. Остановимся на этой способности во9бражения. Имеются два типа такого представления. Во-первых, это заимствование содержания из прежде воспринятого. Как свободное образование образов воображение также может быть продуктивным при помощи ассоциативной способности и рефлексии, которые, на наш взгляд, лежат в основе символизации. Но Кант не смешивает это свободное создание форм с творческим характером первичной интуиции, поскольку, как им отмечено, всегда возможно указать на материал для такого представления (73, с.75). Если допустить, что возможно переносить наблюдения, произведенные над небольшими комплексами

103

объектов, постепенно на все большие и большие комплексы и определять свойства последующих комплексов по аналогии со свойствами предыдущих, тогда вместе с тем приходится допустить, что между сравниваемыми случаями имеется некая форма отношения и зависимости, благодаря которой один случай выводим из другого. Внутренняя возможность онтологического познания раскрывается из специфической целостности состава траисценденции (73, с.50). В процессе символизации происходит переход от образа единичной вещи

s