Симбиоз и адаптация или автономия и трансценденция выбор личности в непредсказуемом мире

Информация - Философия

Другие материалы по предмету Философия

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



изнь: быть человеком - значит не расслабляться.

Я не люблю понятие "личностный рост" за то, что оно содержит в себе некоторый соблазн, что что-то будет расти само. И этот соблазн сделал эту идею привлекательной для громадного числа людей, многие из которых недооценивают тот момент, что само ничего расти не будет. На самом деле, личностное развитие - это нелегкий труд.

Абрахам Маслоу в 1965 г. писал, что к нему приходит очень много людей, которые хотели бы вместе с ним работать над вопросами самоактуализации. Эти люди часто вызывали довольно странное впечатление, и он выработал довольно простой подход к ним: дать такому человеку задание сделать некое дело, достаточно трудное, скучное и неувлекательное, но при этом довольно полезное, осмысленное и нужное. Этот тест отсеивает 19 из 20 человек. Маслоу констатирует, что этот тест является самым надежным индикатором того, стоит ли иметь дело с этим человеком или нет. "Чтобы выяснить, является ли яблоней дерево, которое находится перед вами, нужно посмотреть, дает ли оно яблоки" (Maslow, 1965, p.5).

Становление человека - это самостановление, активный процесс, связанный не столько с вызреванием чего-то заложенного, сколько с работой. Не столько с работой над собой, сколько с работой над чем-то в мире, что имеет смысл. Нет такого эскалатора, на который можно было бы встать, и он будет сам возносить вас к вершинам личностного развития. Экзистенциалист говорит: "Лифт не работает - поднимайтесь пешком". Впрочем, подниматься не обязательно, можно оставаться там, где вы есть. Нет условий, которые автоматически порождали бы человеческое в нас. Нет состояний, в которых можно было бы расслабиться, и дальше развитие пойдет само: "Солдат спит, а служба идет". Как некая необходимая предпосылка, чтобы быть человеком, и чтобы развиваться, необходимо то, что можно было бы обозначить понятием "экзистенциальный тонус". Это понятие соответствует понятию усилия, о котором говорил М.К Мамардашвили (1990; 1995; 1997), уделявший очень большое внимание таким феноменам человеческой жизни, которые не имеют причинного объяснения и автоматически порождающих их механизмов. Нет причин, порождающих эти феномены, кроме того усилия, которое мы держим сами. Есть причины, порождающие зло, но нет причин, порождающих добро. Только наше личное усилие порождает добро. Как только мы это усилие ослабляем, добро перестает существовать. Свобода, мысль тоже относятся к тем антропологическим феноменам, которые порождаются только человеческим, личностным усилием.

Свобода и понимание

Первый вопрос, который встает в связи с проблемой личностного развития, - это вопрос о его смысле и цели. Ответ на этот вопрос может быть дан в терминах формулы свободной причинности, данной В. А. Петровским (1997, с.125): "За-не-зачем, а потому что не-иначе-как!".

При пристальном рассмотрении эта формула открывает принципиальные глубины. Из нее следует, что нет причин, но есть внутренняя необходимость, которая является своеобразным императивом. Это необходимость совершенно особого рода, и, скорее всего, именно ее имел в виду Фридрих Энгельс, определивший свободу как осознанную необходимость (эту гениальную формулу до сих пор понимают совершенно искаженно), а в другом месте, более развернуто, как способность принимать решение со знанием дела (Энгельс, 1966, c.112). Это не та необходимость, о которой мы говорим: необходимо сделать то-то и то-то. Речь идет об иной, экзистенциальной необходимости. Эта ситуация, с которой человек сталкивается на очень высоком уровне развития, представлена в последних романах Аркадия и Бориса Стругацких в форме кажущегося парадокса: чем свободнее человек, тем меньше у него выбор.

Этот парадокс, однако, разрешается, если понять что высший уровень регуляции - это уровень, на котором человек принимает решения в соответствии с сутью вещей. Его выбор доброволен, но не произволен, потому что суть вещей не произвольна, а императивна. Он принимает свободное решение ориентироваться на нее, делать то, что суть вещей требует. И это его свободное решение, потому что он не обязан этого делать. Он может жить, как жил всю жизнь - и плевать ему на суть вещей ("своя рубашка ближе к телу", "моя хата с краю"). Но если он пришел к этому, он добровольно подчиняет свой путь новому, высшему регуляторному императиву, добровольно несет свой крест, как Христос и другие просветленные представители человечества, "homo transcendens", глубоко познавшие суть вещей.

В языке одними и теми же словами "свобода", "необходимость", "долг" называются совершенно разные вещи на разных уровнях существования. Кроме просто свободы, есть экзистенциальная свобода; кроме просто необходимости, есть экзистенциальная необходимость; кроме просто долга, есть экзистенциальный долг. Мы привыкли использовать одни и те же слова для обозначения совершенно разных вещей. Вспомним разведение "свободы от" и "свободы для", которое восходит к Ницше. "Свободным называешь ты себя? Твою господствующую мысль хочу я слышать, а не то, что ты сбросил ярмо с себя. Из тех ли ты, что имеют право сбросить ярмо с себя? Таких не мало, которые потеряли свою последнюю ценность, когда освободились от рабства. Свободный от чего? Какое дело до этого Заратустре? Но твой ясный взор должен поведать мне: свободный для чего? Можешь ли ты дать себе свое добро и свое зло и навесить на себя свою волю, как закон? Можешь ли ты быть сам своим судьею и мстителем своего закона?" (Ницше, 1990, с.45). "Свобода от" - это

s