Симбиоз и адаптация или автономия и трансценденция выбор личности в непредсказуемом мире

Информация - Философия

Другие материалы по предмету Философия

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



не достиг эмансипации в области интенциональной, ценностно-смысловой. Он находится в полной зависимости от родителей. Как показывают исследования возрастного развития личности, до того этапа, который характеризуется как второе рождение личности, смысловые ориентации ребенка определяющим образом обусловлены воспитательными воздействиями и характеристиками среды в семье, где он растет. Но эти связи, прямые и недвусмысленные, разрушаются, перестают действовать с момента второго рождения личности, когда самосознание и самовоспитание, собственная активность субъекта начинает играть определяющую роль в выработке смысложизненных ориентаций (Немировський, 1987). Второе рождение личности - это интенциональная, смысловая эмансипация; личность становится в состоянии не только выполнять самостоятельно какие-то действия, но и самостоятельно относиться к ним, самостоятельно решать вопросы о том, что нужно, что важно, а что неважно.

С этого момента начинаются расхождения с родителями, начинается "кризис родительского отношения" (Калитеевская, в печати). Родителям очень трудно перенести, что их ребенок был хорошим и послушным, и вдруг начинает спорить, дерзить, противоречить. С психологической точки зрения, это неизбежная, необходимая и очень важная точка развития. Интенциональная эмансипация, выработка собственной позиции - последнее звено в последовательном процессе эмансипации от материнского организма и родительской семьи. Только в результате этой эмансипации человек может стать действительно самостоятельным, автономным, стать, в конечном счете, личностью. Конечно, для этого необходима не только эмансипация от собственной семьи, но и рефлексивная критическая самостоятельная позиция по отношению к другим социальным группам и общностям, членом которых человек является. Последовательная эмансипация от всех форм симбиотической зависимости предстает, таким образом, как единый вектор личностного развития, на разных его этапах предстающий в разных конкретных проявлениях.

Бегство от ответственности

Еще одним подтверждением идеи эмансипации от симбиотических связей как магистрального пути личностного развития служат многочисленные иллюстрации феноменологии регресса, отказа от личности, стремления вновь слиться в единую коллективную личность. К ним, в частности, относятся описанные разными исследователями феномены паники, феномены толпы. То, что происходит в ситуации толпы, в ситуации паники, многие авторы описывали через психоаналитическое понятие регрессии, то есть возвращения к ранее пройденной стадии, эволюционно более древней, более примитивной. Человек в этой ситуации как бы отбрасывает свои характеристики как личности, отказывается от своей эмансипации, сливается с другими в единую толпу, которая бежит неизвестно куда (см. Д.А.Леонтьев, 1989а).

Прямое отношение имеют к этому криминальные и паракриминальные подростковые группировки. На определенном возрастном этапе, когда человек еще недостаточно созрел для того, чтобы почувствовать себя личностно полноценным и уверенным в одиночку, он может чувствовать себя хорошо, уверенно, нормальной, полноценной личностью, только сливаясь с какой-то группой. Ему хорошо, он ощущает себя личностью как часть единой коллективной личности. Он не принимает решения вне группы. Есть известный феномен сдвига риска: как показывают эксперименты, группа делает более радикальные, более экстремальные выборы, чем выбор любого члена группы, опрашиваемого по отдельности. Причина этого в том, что принятие решений всегда основано на принятии некой ответственности. Высказывая мнение от себя, человек взвешивает следствия, принимает на себя ответственность. А когда принимает решение группа, происходит отказ от ответственности, диффузия ответственности, потому что ответственность может быть только личной. Исследования, посвященные альтруистическому поведению, приводят к однозначным выводам: если что-то произошло, если вам стало плохо, вам нужна помощь, вокруг идут люди, не останавливаясь, нельзя звать на помощь просто, ни к кому не обращаясь. Выберите любого человека, смотрите на него и обращайтесь лично к нему - и вероятность того, что к вам придут на помощь, возрастает в разы (см. Росс, Нисбетт, 1999). Ключевым звеном оказывается эффект группы, толпы, распределения, или диффузии, ответственности, противостоящий принятию личной ответственности, являющемуся ключевым для характеристики личности в целом.

Массовая потребность слиться в группу и чувствовать себя хорошо в группе своих с возрастом теряет такую актуальность, насущность, неизбежность, принципиальность. Собственная личность человека уже успела созреть в такой степени, что вопрос нормального самоощущения человека перестает зависеть от слияния с группой.

Поскольку эффекты толпы возникают, прежде всего, в ситуации какой-то угрозы, опасности, неуверенности, понятно, почему сейчас, в ситуации неустойчивого мира, опасного мира, переходного мира все более массовый характер принимает феномен бегства от личности, который еще 60 лет назад Эрих Фромм описал как бегство от свободы (Фромм, 1990). Бегство от свободы, писал Фромм, - это бегство от ответственности. Никто не возражал бы особенно против свободы, если бы не ответственность. В 1980-е гг. Ролло Мэй сходным образом объяснял колоссальную популярность утопического романа Б.Ф.Скиннера "Уолден 2", утопии операционально обусловленного общества, где все люди контролируются, реагируют на стимулы правиль

s