Сибирь в стратегии и тактике ЦК партии эсеров (1917–1922 гг.)

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



организации Народная воля (Ростов-на-Дону). В марте 1884 г. В. С. Панкратов оказал вооруженное сопротивление полиции и за принадлежность к террористической организации был приговорен Киевским военно-окружным судом к смертной казни (процесс 12). Смертная казнь была заменена 20-летней каторгой. Почти 5 лет содержался в Шлиссельбургской крепости, затем отправлен на поселение в Вилюйск, потом в Якутск[40].

Осенью 1903 г. В. С. Панкратов нелегально вернулся в европейскую часть России, вступил в Партию социалистов-революционеров, через год был кооптирован в состав ЦК[41]. В 1905 г. он принимал активное участие в Московском вооруженном восстании, с апреля 1907 г. входил в комитет Центральной областной организации партии эсеров, возглавлял летучий боевой отряд. В мае 1907 г. вновь арестован, выслан на 5 лет в Якутск. V Советом ПСР (1909 г.) вновь заочно избран в состав ЦК. В 1912 г. вернулся в Петербург, находился под негласным наблюдением полиции. Во время I мировой войны вместе с Л. В. Бурцевым основал патриотическое Общество 1914 года.

После Февральской революции В. С. Панкратов безоговорочно поддержал новую власть, примыкал к правому крылу партии эсеров. В августе 1917 г. Временное правительство назначило В. С. Панкратова комиссаром по охране семьи бывшего императора Николая II. В ноябре 1917 г. он был избран членом Учредительного собрания по списку ПСР от Якутского избирательного округа[42]. В 1918 г. принимал участие в работе Уфимского государственного совещания. Таков был жизненный путь В. С. Панкратова до колчаковского переворота.

В Сибири персональным делом В. С. Панкратова занималась специальная партийная комиссия. По итогам расследования в октябре 1919 г. была принята резолюция делегации ЦК ПСР на территории Сибири и Урала. В констатирующей части ее записано, что после государственного переворота 18 ноября 1918 г. В. С. Панкратов вошел в состав редакции газеты Заря, которая была лейб-органом реставрационно-реакционной власти Колчака, которая и до сих пор является органом, всемерно поддерживающим эту власть, несмотря на вполне определившуюся ее антидемократическую сущность[43]. По определению вышеуказанной комиссии, газета Заря вела и продолжает вести пропаганду, враждебную не только политике ПСР, комитета и Съезда Членов Учредительного Собрания, но и интересам российской демократии вообще.

В начале 1919 г. В. С. Панкратов написал открытое письмо, в котором клеветнически обвинил ЦК в том, что он вступил в договорные отношения с погубившими нашу Родину большевиками[44]. При этом следственная комиссия ссылалась на резолюцию ЦК ПСР от 10 декабря 1918 г., в которой была изложена позиция ЦК о необходимости борьбы на оба фронта: как против реакции cибирской, так и против реакции большевистской[45]. В письме Панкратова, по определению комиссии, содержался призыв к расколу ПСР, к созданию в недрах партии особой организации социалистов-революционеров, разделяющих его политическое кредо. Далее В. С. Панкратов дошел до того, отмечалось в отдельном пункте резолюции, что в одной из своих статей попытался преступным поведением отдельных членов партии Вольского, Святицкого и Шмелева оправдать кошмарное злодеяние, совершенное под эгидой колчаковской власти убийство после нечеловеческих истязаний членов ПСР Н. В. Фомина, И. И. Девятого и других.

В вину Панкратову было поставлено и то, что он ввел в заблуждение мировую общественность относительно ситуации в Сибири. В газете Заря были опубликованы телеграммы на имя Н. Н. Иванова, Е. К. Брешко-Брешковской, в которых он старался описать колчаковскую власть как власть, несущую демократические возможности для русской государственности[46]. По заключению комиссии, этим В. С. Панкратов нанес существенный, непоправимый вред делу демократии внутри России.

На основании партийного расследования делегация ЦК на территории Сибири и Урала постановила исключить В. С. Панкратова из Сибирско-Уральского объединения ПСР, внесла предложение в ЦК об исключении его из Партии социалистов-революционеров. Вышеуказанная резолюция была разослана по всем эсеровским организациям Сибири 11 ноября 1919 г.

Анализ протоколов заседаний ЦК ПСР за последующий период (конец 19191920 гг.) позволяет предположить, что Центральный комитет партии эсеров использовал этот факт скорее всего в популистских целях. С одной стороны, ЦК ПСР якобы проявил решительность в борьбе против антинародного колчаковского режима и его сторонников; с другой стороны, ЦК использовал этот факт в назидание другим членам, исключив из партии видного деятеля, бывшего члена ЦК.

ЦК партии эсеров несколько раз возвращался к этому вопросу. В информационном письме Ко всем организациям партии от 18 января 1920 г. сообщалось: ЦК было предписано исключить из партии всех тех, кто в какой бы то ни было степени консолидировался с правительством Колчака, как в момент переворота им произведенного, так и после него[47]. В письме губернским комитетам Сибири от 17 февраля 1920 г. секретарь ЦК ПСР. Е. М. Тимофеев вновь напомнил о требовании ЦК очистить партийные организации от тех лиц, кто замарал себя в колчаковских делах[48]. В резолюции По сибирским вопросам от 6 марта 1920 г. ЦК ПСР еще раз рекомендовал Сибкрайкому исключить из партии всех лиц, поддержавших колчаковский режим. Но как объективно заметили сами эсеры, из всей этой кампании многое осталось нереализованным. Нами не выявлены материалы о расследовании действий других видных члено

s